Вольные Странники

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вольные Странники » Флэш-бэк » Вот так всю жизнь. Чем больше я хочу, тем меньше мне везет


Вот так всю жизнь. Чем больше я хочу, тем меньше мне везет

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время действия: сентябрь, 1979 год
Место действия: Англия, Лондон (район Сохо)
Действующие лица: Штефан Масан, Мэтью Масан
Режиссер: нет

оос: присутствует ненормативная лексика!

Отредактировано Мэтью Масан (2011-10-16 22:24:01)

0

2

Успех, наверное, это самое пьянящие, что может быть. Только он способен или затмить напрочь разум как наркоману от очередной дряни или же заставить идти вперед. Чувствовал ли Мэтью это состояние на грани ейфории? Ответ был прост – да, ему чертовски нравилось это. Уже выйдя на сцену, он слышал, как публика приветствовала «day before» и это еще больше давало уверенности в том, что завтра их ждет новая жизнь. Именно эта ночь была насквозь пропитана успехом. Услышав стук палочек ударника, парень начал свою игру… Те, кто был в зале стали песком, Мэт уже никого не видел, он жил песней.
Три композици отыграли «day before», но публике было мало, и Брукс не уходил бы со сцены еще пока не спели бы все 9 песен, но, увы, лимит времени был превышен и организатор требовал покинуть сцену. Мэт очень старался, дабы не въехать тому в глаз, чисто для симметрии с кривыми зубами. Сдержался, но натянул провод от колонок, и организатор полетел на сцену, влетев в барабан головой.
- Кретин, - получилось эффектно, но любоваться парень не стал, он получил то, что хотел. Отдав гитару агенту, он не стал оставаться с группой, дабы посмотреть на остальных неудачников, которые еле влезли в программу этого концерта. Мэтью и так знал, кто получит шанс на другую жизнь, не ту, которая ждала бы его в трущобах Сохо.
Дверь клуба он открывал ногой с ликующим криком. Выйдя на улицу, взгляд наткнулся на двух девчонок, которые курили явно что-то другое, нежели простые сигареты. Обычные малолетние дуры, которые не понимают, что делают, но что теперь Бруксу до них? Они сами себя травят. Закурив, парень выпустил струйку дыма вверх.
- Что курим красавицы? – пробежавшись взглядом по фигурам обеих Мэт подмигнул девчонкам и не дожидаясь ответа последовал за ближайший угол, где находилась машина организатора. Достав ключи от квартиры, Брукс принялся царапать весьма лестное слово в адрес владельца машины, которое обозначалось скорее в медицинском справочнике, как одна из отличительный характеристик мужского пола от женского.
- Да! Вот тебе сука! – произнеся громко эти слова, парень сел на капот авто и продолжил курить. Хотелось увидеть рожу этого урода, когда он посмотрит на обновленный дизайн своей машины…

Отредактировано Мэтью Масан (2011-10-19 04:01:28)

+2

3

Пути господни неисповедимы, а еще более неисповедимы пути масана - куда только не занесет его капризную душу, порой и сам удивляешься. Удивлялся и Штефан, презрительно поджимая губы и рассматривая убогое убранство конюшни в Сохо, которую некто, не лишенный чувства юмора, остроумно назвал ночным клубом. Место ничуть не подходящее для благородного фэйра, но когда играет музыка, окружающая обстановка становится уже не так важна. А в этой конюшне сегодня действительно играла музыка - немного не та, к которой привык поляк, но что-то в ней все же было, иначе почему он не покидал балкон второго этажа все то время, пока звучали три композиции группы с претенциозным название "day before". Именно так - с маленьких букв, как и значилось на грязной афише, приклеенной на разрисованной стене клуба.
Штефан поморщился, когда на столик перед ним официантка в мятом переднике поставила мутное пойло. На стакане явно виднелся отпечаток губной помады - фэйра затошнило. А потом затошнило еще больше, когда в игре бас-гитариста чуткий слух уловил краткую, но неопровержимую фальшь. Да и ударник, положа руку на сердце, излишне спешил с ритмом - если бы таким образом билось его глупое человеческое сердце, давно бы уже сидел на таблетках. А ударные в такой музыке - и есть сердце, мерно отстукивающее пульс. Сбить его - загубить работу всего организма...
Так, привычно разбирая по косточкам каждого из музыкантов, Огински добрался и до гитариста - и даже растерялся на мгновение. Придраться было не к чему; нет, юный гитарист вовсе не был безупречен, его пальцы то и дело срывались с задуманного плана, но Штефану хорошо были знакомы эти ошибки - это не фальшь, это стремление к совершенству. К импровизации, на которую способен только настоящий талант.
На то, как встало вдруг жарко, масан не обратил внимания, списав это на духоту и активно поглощающих кислород людей. Расстегнув ворот рубашки, глотнул все же брезгливо пойло, которое здесь называли коктейлем, и вновь сосредоточился на происходящем на сцене. Картинка, звук - все будто смазалось, как в некачественной телепередаче. Музыка словно распалась на составляющие, ударные, бас-гитара, клавиши - все это ушло куда-то на задний план, оставив только чистый, сочный звук гитары в руках светловолосого мальчишки. Да и видел сейчас Штефан преимущественно его, все остальные будто оказались в некой размытой дымке. Зато сам гитарист сиял, переливался нежно струящимся светом - это было так красиво, так завораживающе, что фэйр осознал, что происходит, только спустя еще одну песню. Об этом рассказывал ему Матиас - так это было с ним самим, так бывало со всеми масанами, которые оказывались перед выбором - обратить или сгореть.
Сгорать не хотелось категорически.
Едва дождавшись, когда музыканты покинут сцену, Штефан тоже спустился вниз, выходя на улицу и выискивая глазами светловолосую голову. Сколько именно времени есть в его распоряжении, он точно не знал, но какая-то девица с выкрашенными перекисью волосами, шарахнулась от него в узком коридоре, случайно соприкоснувшись с пышащим жаром телом фэйра. Равнодушно скользнув взглядом по девицам с марихуаной (хиппи!), поляк нашел наконец того, кого искал - блондин был как раз занят художественной резкой по металлу, что заставило Огински испустить тяжелый, полный отчаяния, вздох. Даже в нынешнем состоянии он не мог не ощутить некое подобие культурного шока от места, где ему пришлось оказаться, и кандидата, который скоро займет место его птенца.
- Так ты, оказывается, еще и художник? - улыбка, которая должна была быть вежливой, оказалась довольно высокомерной, вообще на юном лице масана было написано, какие страдания доставляет ему необходимость разговаривать с ЭТИМ. Проехавший мимо автомобиль на мгновение ослепил ярким светом, отчего радужки фэйра вспыхнули золотом, а зрачки вытянулись в вертикальные щелки. - Всегда так играешь или сегодня трава была особо удачной? - кидаться на парня сразу и обращать его было Штефану не по душе, он ощущал то самое желание "а поговорить". Хотя с каждой минутой становилось все жарче.

+2

4

Фанаты дело конечно приятное, но не таки, которые приходят с поднятым носом и выделываются перед тобой. В голосе этого почитателя, а может и наоборот, Мэт слышал сарказм. Потому невольно проскальзывали мысли о том, как бы смотрелась эта физия с фингалом под глазом или с разбитым носом.
- Одного таланта всегда мало. Плохо видно? Можешь полюбоваться.  – Насмешливо сказал Мэт и осмотрел возможного пациента травматолога с ног до головы. С места же не сдвинулся, оставляя первую букву своих художеств закрытой.
Свет фар и взгляд в глаза парня заставила Брукса несколько раз моргнуть. Сочтя увиденное обманом зрения из-за слишком ярких ламп в фарах авто, парень продолжал весьма флегматично курить, рассматривая шмотки незнакомца, который явно искал неприятностей. Хотя, по большому счету музыкант был доволен собой, и считать зубы никому не собирался. Загреметь в клетку сейчас означало лишь то, что он пропустит встречу со спонсорами. Этого никак не хотелось, ведь не зря же он распинался каждое выступление, выкладываясь на полную.
Несколько секунд и блондин хмыкнул, подбросил в руке ключи, а после спрятал их в карман курточки. Пристроился на капоте поудобней, поставив одну ногу на колесо и достав пачку сигарет, бросил их незнакомцу. Жадным Мэт не был, по крайней мере, в отношении сигарет, тем более оставалось их там всего три штуки.
- Простые сигареты, хочешь, забирай все. Тот, кто курит травку недомерок, обычно цветы на задницу лепит, - поучительно протянул Брукс. Недомерком конечно не слишком желаемый собеседник не был, но музыкант просто не мог не использовать этого слова перед выскочками. Да и подходящего слова для фаната он не находил.
– Чтобы так играть надо не просто постараться, но и иметь талант. А что может быть в прокуренных мозгах, которые слишком мутные для адеквата или творчества? Только желание оторваться, побегать голым, чтобы его отдубасили полицейские и по**атся. Свободная любовь чувак. Так что не впаривай мне о траве здесь. Если притащился чтобы сказать, как тебе понравилось выступление – валяй.  – Голос звучал куда более дружелюбно, ведь и правда бить рожу этой ночью никому не хотелось.
- Или ты приходил за причиной похода к травматологу? Могу помочь, я сегодня а*ренеть какой добрый! - бросив окурок в сторону брюнета, Мэтью продолжал ухмыляться и рассматривать нагло и без зазрения совести его физиономию. Куда бросал сигарету, он не смотрел, просто было все равно. Изучать лицо незнакомца получалось плохо, ведь света здесь практически не было – один тусклый фонарь, который то включался, то тух.
– Можешь, конечно, дождаться еще одного выступления от владельца этой дыры и тачки, но сам. Мне некогда, так что давай говори что хотел. - До конца выступлений оставалось совсем ничего и двадцать минут перерыва, которые должны были пойти на то, чтобы спонсор решил, кто же займет первое место и получит шанс вырваться из жизни низов. Хотя победитель и так был известен.

Отредактировано Мэтью Масан (2011-10-20 03:13:52)

+2

5

Мальчишка оказался разговорчивым - Штефан выслушивал весь его поток сознания молча, не перебивая, с выражением вежливого, но все так же брезгливого сочувствия на лице. Скудности ли воспитания он сочувствовал, нищете или всему вместе - осталось неизвестным. На слове "недомерок" тонкая, словно нарисованная бровь фэйра взлетела вверх - учитывая его осанку и некоторую разницу в росте на своего неожиданного собеседника он смотрел несколько сверху вниз, а потому замечание счел... забавным. Брошенную пачку поймал ловко, но брезгливо - двумя пальцами. С недоверием раскрыл ее и принюхался - действительно обычный табак. Уж масан бы точно определил дурь. Но вот перспектива получить птенца-наркомана не радовала совсем - впрочем, как и просто заполучить птенца. Вежливо отложив сигареты на капот машины рядом с их хозяином, Огински со все большим изумлением слушал познавательную лекцию от нищеброда (именно таким был в его глазах музыкант) на тему таланта. Губы от этого невольно расползлись в саркастичной улыбке, острые уши радостно шевельнулись - правда для человека это оставалось незамеченным, среди людей масан пользовался иллюзией.
От брошенного в его сторону окурка увернулся машинально и снова - слишком быстро для человека. Подчеркнуто медлительно смахнул несуществующую пылинку с белого пиджака, и именно в этот момент фонарь, до этого балующий подворотню светомузыкой, решил разгореться ярко, позволяя рассмотреть все четко и в деталях. Например, то, что тень у "чувака" в белом отсутствовала полностью.
- Это не талант, сопляк, - выдохнул наконец Штефан, прищурив снова ставшие кошачьими глаза. - Это гений, - ни похвалы, ни восхищения в голосе фэйра не было - скорее только сожаление.
Сложное плетение, которое подгатавливал масан за время увлеченного монолога блондина, наконец было закончено. Мэтью мог наблюдать странное явление - фигуры поляка, автомобиля, возле которого они стояли, и самого Брукса словно раздвоились. Трехмерная, невероятно убедительная проекция отделилась и теперь находилась между собеседниками и другими случайными свидетелями этой встречи. Того, что для всех людей с этого момента происходящее за иллюзией стало незаметным, Мэтью знать, конечно, не мог.
Не давая ему опомниться, Штефан в один стремительный шаг приблизился к блондину, слишком сильным для такого худосочного юноши движением склонил его голову к плечу и, не мешкая, прокусил ее удлинившимися клыками. Был голоден, но долго не пил - жар уже становился невыносим, переходя в жжение, от одежды масана исходил пар, словно она находилась под утюгом. Отстранившись, с сожалением посмотрел на несколько капель крови, запачкавших белый костюм, после этого же аккуратно прокусил собственное запястье. Непривычное зрелище - из прокушенной вены тут же потекла кровь, темная, невозможно горячая. Это мог ощутить и Мэтью, когда Огински, не обращая никакого внимания на попытки сопротивления, насильно вливал ее в рот будущему неофиту.

+2

6

Из личных наблюдений Мэтью было подмечено, что собеседника можно было назвать не иначе как пижоном, причем манерным. Вся та осторожность в движениях – как тот отложил пачку сигарет, которая, между прочим, щедро была подарена будущей звездой рок эстрады. Не хотят, как хотят, но зализанный паренек явно нарывался. Раздражал его тон, а также то, как он говорил о нем, но ответить блондин так и не успел. Фонарь полыхнул ярче и заставил и так расширенные зрачки Брукса стать еще больше уже от того, что он видел в следующую секунду. Нечеловеческие глаза с золотой радужкой и вытянутыми зрачками, отсутствие тени.
- Твою ж мать! – негромко произнес Мэтью, собирался было спрыгнуть с машины и врезать-таки странной твари, которую он увидел, как мир покачнулся, заставив так и замереть блондина в шаге от автомобиля и в двух от Штефана. Мир менялся так стремительно, что на какое-то мгновение Брукс и вовсе чуть не свалился на грязный влажный асфальт лицом, но устоял. Такая карусель не очень - то порадовала музыканта. Он пребывал в неком шоковом состоянии, не понимая, что происходит, оглядываясь, что же происходит вокруг. Создавалось впечатление пьяного состояния, такая же круговерть перед глазами, только еще как будто тебя шибанули по голове чем-то тяжелы.
Не успев, опомнится, Мэтью уже чувствовал боль, только это, наверное, и привело его в сознание реальности. Хоть недомерок и казался хлюпиком, все же силы в нем было не мало, тем более блондин уже понимал, что перед ним отнюдь не человек, а та тварь, которую в литературе называли вампирами. Ну не бред ли? Тварь была настолько горячей, казалось, будто он только из преисподней, но музыкант не собирался так просто сдаваться на съедение какой-то сволочи.
Если первое время Мэт отпирался, то теперь от души зарядил упырю в правый бок кулаком. Пока тот отстранился, блондин покачнулся, но вновь лишился свободы передвижения. Чужая горячая словно раскаленное железо кровь обжигала горло. Отвертеться не получилось, потому пришлось глотать, после же, стоило потусторонней твари оставить быстрый завтрак в покое, как окрестил масана Брукс, тот сплюнул на пол чужую кровь. Пока эта сволочь, сотворившая с ним непонятно что, не сделала еще чего-то, Мэтью замахнулся для удара именно туда, куда хотел наибольше – по зубам. Было желание выбить суке все зубы. Не получилось, в следующую секунду музыкант вытирал грязный асфальт собой. Его просто отшвырнули как собачонку.
Было неприятно, больно и унизительно, чего парень не собирался терпеть даже от какой-то там сволочи, что вылезла и безнаказанно обедает, кем попало. Но пока не решался глупить, да и подняться теперь на ноги было сложнее, мутило.
- Ты что мать твою за тварь? Из какой преисподней выкопался? – приняв сидячее положение, Мэт еще раз сплюнул на пол, все еще ощущая привкус чужой крови во рту. – И что ты бл***ь со мной сделал? - все же решившись, Брукс поднялся на ноги, чуть покачиваясь, он со злостью и брезгливостью смотрел на Штефана.

+1


Вы здесь » Вольные Странники » Флэш-бэк » Вот так всю жизнь. Чем больше я хочу, тем меньше мне везет