Вольные Странники

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вольные Странники » Флэш-бэк » Решето


Решето

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: осень 2017 года
Место действия: Китай, дом Игната где-то возле Шанхая
Действующие лица: Игнациус Мортред, Ширу Мортред
Режиссер: нет

0

2

3:05 АМ

Торопился. Но подгонять призванную тварь не получалось. Стучак и так мчался в указанном Ловцом направлении так быстро, как мог. Сил у него, скажем откровенно, было маловато. Стремительный бег стучака благодаря сильным ногам сначала являл собою высокие и длинные прыжки, теперь же существенно замедлился. Топот его ног стал слишком громким, дыхание - хриплым. Тварь устала. Так же, как и ее хозяин. Точно так же, как и хозяину, стучаку было больно: он истекал густой черной кровью. А из рваных ран на брюхе свисали внутренности. Стучак был живучим и верным хозяину - Ширу мог быть уверенным в том, что тварь не вернется в Хаос прежде, чем доставит его к пункту назначения.
Драконы так отчаянно пытались его остановить сегодня ночью. Наверняка зараженной Хаосом плотью отравился не один Проклятый. Когда Ширу понял, что Проклятых слишком много, он принял решение отступить - сложить голову в неравном бою было бы позором, ловца бы просто-напросто разорвали на части. Тогда он призвал ездовую тварь, и, оседлав ее, направился прочь. Преследовали азиата недолго. В погоне этой Ширу успел растерять остатки сил и крови, и до дома живущего в пригороде Шанхая клото добрался совершенно слабым.
По правде говоря, он сейчас с трудом держался верхом на призванной твари. Крови в жилах азиата осталось совсем немного, остановиться и искать еду, учитывая слабость, было опасно. В целом дорога заняла не более получаса, в ушах все еще стоял гул битвы, когда стучак перепрыгнул через ворота дома клото, тяжело приземлившись на лапы и протяжно взвыв. Не торопясь отзывать опасную ездовую тварь (кто знает, придет ли за ним кто-то), Ширу не без труда опустился на собственные ноги, и направился к входной двери, заметно хромая. По земле волочилась рядом длинная катана, которую он тоже отзывать не спешил, а вот оставить ее на ножнах не получалось. Требующий крови, и не получающий достаточное ее количество дух изменился, рукоять выпустила в руку призывателя шипы, глубоко вонзаясь в руку и взымая плату самостоятельно.
Боли от этого Ширу почти не чувствовал, были и другие, гораздо более ощутимые ранения. Азиат сейчас являл собою настоящее решето: в теле его застряло слишком много серебрянных пуль, а также драконьих когтей и даже клыков. Дойдя до входа в дом, Ширу облокотился на катану. Подняв переломанную в предплечье руку, терпеливо постучал, надеясь, что клото ответит как можно быстрей: у ловца были важные вести, а на призыв еще одного духа сил не оставалось.

Отредактировано Ширу (2011-11-06 00:53:17)

+3

3

К нему никогда не приходили просто так.
В двери Игнациуса стучались тогда, когда нужна была помощь  - немедленно, любыми средствами. К римлянину не ходили за жалостью - её он оставлял на откуп юным жалостливым клото с прекрасными очами и лилейными руками. Его результаты были безупречны, но его методы подчас вызывали возмущение. Он мог буквально выпотрошить пациента на операционном столе, а потом тот уходил спустя полчаса живой, здоровый, на своих ногах, но слегка ошалевший от боли: Игнациус редко утруждал себя анестезией.
В тот день, когда стучак принёс к его дому раненого Ширу, Игнациус собирался заняться уборкой. До блеска отполировать и без того чистые инструменты, распахнуть окна и проветрить просторные комнаты - он не терпел удушливого запаха пыли, который неизбежно появлялся во всех старых домах. Когда во дворе раздался шум, римлянин немедленно сбросил инструменты обратно в раствор и быстро направился к выходу.
Дверь распахнулась перед носом Урда совершенно бесшумно. Целитель быстро оценил плачевное состояние собрата и протянул руку, втаскивая раненого в дом.
- Больной рукой стучать не надо. Или у тебя там осталась пара лишних здоровых костей, уважаемый Ширу? - сварливо поинтересовался Игнациус, дотащил азиата до своей безупречно стерильной лаборатории и сгрузил на операционный стол.
Запах крови щекотал ему ноздри. Клото пересёк помещение, неторопливо вымыл руки, а потом вернулся к Урду.
Сломанную руку он срастил сразу, резко ускоряя регенерацию в десятки раз и не слишком заботясь о том, чтобы это было хоть чуточку менее больно. Потом поделился с Ширу энергией, чтобы вид азиата стал хоть немного менее плачевным.
Потом Игнат отошёл подальше, приблизительно оценил объём работ и понял, что плакала его уборка горькими слезами.
- Грязную одежду можно оставить здесь, - он поставил на пол большую плетёную корзину, в какой обычно хранил вещи. - Определённо, я не имею склонности самостоятельно выковыривать пациентов из их многослойных одеяний. Они делают это сами, если хотят, чтобы мне было видно рану.
Римлянин достал из раствора инструменты, разложил на чистой тряпице.
- У тебя есть время, Ширу? Ты будешь на ногах не раньше, чем через полчаса.

+4

4

3:10
Возможно, какие-то раненые и позволяли втащить себя в дом, но не Ширу, и не сразу. Все та же поврежденная рука уперлась в дверной косяк. Китаец чуть склонил голову, руку с катаной к сердцу приложить не получилось бы, а благодаря второй он держался на ногах, так что приветствие получилось несколько неполным.
- Здравствуй. И подожди.. - неловко нагнулся, потянул за шнурок, один, потом другой. Разулся кое-как, в дом шагнул, оставив за спиной разбросанную в беспорядке обувь. Уж не настолько было его состояние плачевно, мог стоять и ходить, значит, не зайдет в чужой дом обутым.
Оказавшись на операционном столе, с запоздалым удивлением отметил, что до целителя таки добрался, и бежать более никуда не надо. Отозвал наконец оружие, а вот стучака топтаться у дома так и оставил - он может сегодня еще пригодиться. Боль и усталость навалились пуще прежнего, парализуя изрешеченное тело, а вместе с ним и сознание. Ширу с трудом сел на столе. Почувствовал магию клото. Почти сразу Ширу замутило, к горлу подступила тошнота. Работал Игнациус совсем по-иному, нежели чайлд Ширу, Дебора, или большинство других клото. Но по милосердию, и излишне осторожным, почти вкрадчивым прикосновением магии исцеления ловец теперь не скучал: главным критерием в оценке действий клото для него была эффективность.
- Скоро утро. Я бы хотел вернуться в город до его наступления, - Ширу стянул водолазку, отдирая прилипшую к ранам ткань. Из-за количества серебра в теле регенерация была существенно замедлена, лишь немногим превосходя регенерацию неофита. Все это предстояло вытащить из него и обрезать, возиться с гнилью - задача наверняка малоприятная даже для бывалого целителя. Избавляясь от мешающей одежды, азиат заметил, что пальцы его совсем плохо гнутся и подрагивают, а тело будто налито свинцом. И это несмотря на то, что целитель подпитал его энергией через духов. Проведи он еще полчаса напичканный серебром, мог бы впасть в торпор. Дырок в его теле наделали прилично, и кровь из них теперь даже не текла. По всей видимости, нечему течь было. - Шанхай. Они забрали его. Напали под утро, Лахесис не смогли проследить. С ними был кто-то из Старших - не исключено, что и сам Глава. Разрушили духов Видящих Хаосом, - каждое слово давалось ему с трудом, металлический привкус во рту стал сильнее. - Ты должен послать духа в Токио, я не знаю, кому из жнецов еще удалось спастись, - просящий взгляд, уверенность в тихом голосе, - мне нужно вернуться в Шанхай сегодня.

Отредактировано Ширу (2011-11-06 01:20:03)

+3

5

Увидев, что у Ширу почти не гнутся пальцы, Игнациус сощурился. Плохо. Сценарий прорисовывался очень чётко: сначала не слушаются конечности, потом по телу проползает оцепенение, а потом пациент падает плашмя и уже не шевелится. Словом, ещё минут двадцать – и Игнату бы самому пришлось расшибиться в лепёшку, вытаскивая азиата с того света.
- Я не уверен, что ты успеешь до утра, - возразил Клото. Анестезию, столь им не любимую, в этот раз он всё же решился применить. Слишком велик был объём работы, к тому же он хотел поговорить с Ширу – а это вряд ли было бы возможно, если бы азиат терпел адскую боль. – Рассветёт уже совсем скоро, и, окажись ты в городе с первыми лучами солнца, что ты успеешь сделать? Всё, что от тебя зависело, ты уже выполнил. Теперь дай мне сделать мою работу.
Он подцепил инструментом коготь, торчащий из тела Урда, расшатал немного и выдернул, отбросив в приготовленную заранее миску. Крови из раны вышло совсем немного. Игнациус прикинул, сколько крови осталось в жилах Ширу. Получалось, что совсем немного.
Он прочистил ещё несколько ран, очень быстро, и сразу залечил, сращивая повреждённые мышцы и кожные покровы.
- Духа я отправлю, - пообещал он, не отрываясь от работы. – Я сделаю даже лучше. Я отправлю не только духа.
Римлянин быстро сообразил, как убить сразу двух зайцев. Сообщение Ширу было крайне важным и его следовало отправить немедленно. Поскольку сам Игнат не любил работать в многозадачном режиме, он преуспел в поиске тех, на кого можно свалить ту часть дела, которая ничего не имеет общего с исцелением. В кои-то веки Казик подвернулся вовремя.
Среди ночи в дом к целителю неожиданно нагрянул младший брат. Казимир обожал внезапные визиты, явно считая, что своим появлением способен несказанно осчастливить родича. Игнациус вовсе не почувствовал себя осчастливленным. Он только разозлился и немедленно вышвырнуть нахала из дома ему помешало только то, что Казик был в Шанхае проездом. Верд, сам порядком потрёпанный,  возвращался в Токио и в доме брата остановился ненадолго.
И римлянин не сомневался, что Казимир слышал всё, что сказал Ширу. Возможно, что и ситуация в Шанхае не была для него секретом: младший брат вёл себя как дурак только в быту. Как с Вердом с ним было удобно иметь дело. Потому Игнациус только обрадовался возможности свалить все дела информационные на Казика. Сам он уже всерьёз настроился на операцию и не собирался отвлекаться больше, чем на три минуты.
За эти три минуты он успел отловить Казимира, отобрать у него сигарету, отругать за сигарету, объяснить суть дела и проследить, чтобы дух с сообщением отправился именно в Токио, а не куда-нибудь в Катманду.
Сам Верд заглянул в операционную ненадолго, приветственно кивнул Ширу и тут же исчез следом за своим духом. Он торопился.
Когда из дома исчезли все раздражители, Игнат вернулся к прерванному занятию. Призвал ещё духа, вливая в жилы азиата новую порцию силы, и продолжил прочищать раны. В жестяной миске накапливались когти, клыки и много-много серебряных пуль.
Целитель промыл губкой очередную рану и внезапно спросил:
- Я должен был поинтересоваться сразу, Ширу. Они не придут в мой дом по твоим следам? Меньше всего я настроен на то, чтобы меня отвлекали.
Первоочередной своей миссией он считал сделать из имеющегося под рукой решета более-менее боеспособного Урда. Игнациус не обещал мгновенного исцеления. В его силах было поставить азиата на ноги за короткий срок, но римлянин привык смотреть на ситуацию здраво. Ширу нужны были кровь и отдых – побольше того и другого. О чём Игнат сразу и сообщил.
- Я знаю, что тебе нужно вернуться в Шанхай. Но сначала надо проверить, сколько выживших там осталось. Если потребуется, я вернусь туда вместе с тобой.

+3

6

- Ты сказал, полчаса, - хрипло произнес азиат, прослеживая взглядом действия клото. Безразлично наблюдал за тем, как из тела его вытаскивают серебро, малейших эмоций не было и на лице целителя, кроме разве что холодной оценки и скепсиса. Ширу не был удивлен тем, что его тело рассматривают, как биологическую массу, порядком подпорченную, ведь сам смотрел на себя с точки зрения эффективности.
Сейчас Ширу был совершенно бесполезен.
- Не все, - упрямо возразил, не сводя взгляда с целителя. Ловец знал, что может сделать, и Игнациус тоже наверняка знал об основном оружии Отсекающих против Рыцарей. Ширу был достаточно старым и опытным урдом. В его силах было сплести заклинание Призыва таким образом, чтобы оно спровоцировало Прорыв. Хаос - вот что губит Проклятых лучше, чем отряд хорошо обученных, старых Атропов. Рыцари застали его врасплох, и открыть Прорыв, защищая себя, Ширу не успел. Теперь жалел об этом. - Мне не нужно быть полностью здоровым, просто вытащи из меня серебро, и все, - очередная пуля упала в тарелку. Ширу поморщился. Не чувствовал сейчас ровным счетом ничего, и ему это не нравилось.
Проследил взглядом направившегося к выходу из комнаты клото, когда тот вышел, попытался сесть на операционном столе. Получилось привстать на локтях. Азиат с нетерпением смотрел на дверь. Будь его ранения причиной очередной схватки с убийцами, подосланными Марцеллом, он бы даже не пикнул, покорно валяясь на операционном столе клото хоть несколько дней, или и вовсе зализывая раны самостоятельно, но здесь ситуация была другая, он ощущал себя нужным в другом месте. Ширу считал, что клото мог отправить духа, не отвлекаясь от основного занятия. Всегда был требователен: судил по себе.
- У них слишком много дел в городе, - с трудом произнес Ширу, когда целитель наконец вернулся. - Едва ли они будут преследовать меня, а если и так - я во дворе оставил стучака, им придется постараться, чтобы справиться с ним, это даст нам время, и предупредит нас об опасности, - и вновь - подступивший к горлу тугой ком, тошнота. Вместо того, чтобы просто дать ему крови из пакета, врачеватель подпитывал его духами. С таким же успехом можно смазывать машинным маслом лишенный топлива механизм; несмотря на то, что боль и онемение начали постепенно рассасываться, Ширу все еще был на операционном столе врачевателя слабым, словно щенок. - Я один вернусь - в ЛЮБОМ случае, клото, - все еще очень тихо, но уверенно, ожесточенно. Вернуться Ширу был готов и хотел даже в случае, если это будет последний день его жизни.

Отредактировано Ширу (2011-11-09 00:00:42)

+2

7

У некоторых лекарей водилась дурная привычка вглядываться в лицо пациента и выискивать на нём малейшие признаки неудовольствия. Начинающие эскулапы и вовсе искали у своего подопечного одобрения, заботясь о том, устраивает ли того предложенное лечение. Игнациус избавился от подобной ерунды ещё при жизни, примерно на десятом году практики. Достигнув сорока лет, он и вовсе сделался нечувствителен к жалобам пациентов на дискомфорт. Клан Мортред усугубил и укрепил характер римлянина, сделав того столь же нежным и ранимым, как мраморная глыба. В то время как Казик бледнел и краснел, присутствуя на операции, Игнат мрачно резал, прочищал, зашивал совершенно автоматически.
Упрямство Ширу не интересовало клото от слова совсем. Азиат мог собираться делать что угодно, если в его планы входило какое-нибудь глупое геройство. В своём доме Игнациус был хозяин и всё за пациента уже решил. Поскольку болтлив он не был, то с планами клото Ширу предусмотрительно не ознакомили.
С пациентами римлянин не спорил. Зачем? Сделать по-своему можно и молча.
- Да, я действительно сказал, что полчаса, - отозвался он, вытаскивая из тела китайца последний загнутый коготь. – И у меня остаётся, по меньшей мере, половина назначенного срока.
Римлянин обошёл Ширу ещё раз и нахмурился.
- Это я оставлять не буду, - категорично заявил клото, осматривая правую руку азиата. По его мнению, лечить там уже было нечего, проще отрастить новую конечность. – И убираю немедленно.
Ампутации удавались Игнату хорошо: сказывался большой опыт. Он предпочитал отрубить что-то мешающее, чем собирать руку/ногу по кусочкам в течение пяти часов. Чаще всего его пациенткой становилась сестра, и этих пяти часов просто не было. Морровэйн просто протягивала конечность, и Игнат избавлялся от неё одним взмахом оружия. Срастил сосуды, остановив кровотечение – и вперёд.
С Ширу он собирался поступить точно так же. Ковыряться в пропитанной гнилью руке ему не хотелось. Проще – удалить.
Хорошая лекарская пила разрезает кость примерно за полминуты. С учётом вампирской силы – секунд пять-шесть. Неудобно, невыгодно, пациент будет беспокойно оглядываться и мешать отпиливать. Потому пилу Игнациус не доставал из чемоданчика уже очень, очень давно. Лекарский инструмент добрейший клото любил призывать.
И в этот раз он призвал что-то вроде здоровенного мясницкого тесака (поскольку реального тесака у него не было), и спустя пару секунд поздравил Ширу со счастливым избавлением от ненужной конечности. Анестезия всё ещё держалась железная, потому боли быть не должно, а остатки крови, которые могли бы вытечь из раны, Игнациус быстро остановил. Закрыл сосуды и снова ускорил регенерацию, заставляя ткани нарастать заново.
Игнациус сверился с часами. Время ещё не истекло: впрочем, не всё ли равно? Порога этой комнаты Ширу сегодня не переступит, хочет он того или нет.
Работа была окончена. Все раны были обработаны и залечены, но урд по-прежнему оставался очень слаб. Почти всю кровь он потерял, а целитель не спешил скармливать ему порцию новой. Он терпеть не мог бессмысленной траты ресурсов. Заливать в продырявленного Ширу литр-другой жидкости не имело смысла, пока раны не были зашиты. Иначе получилось бы то же, вздумай Игнат таскать воду в решете.
Потому во время операции римлянин ограничивался помощью духов и только после, отложив инструменты, порылся в холодильнике и принёс пациенту влажно хлюпающий пакет с кровью. Большой, литра на два, не меньше.
- Поскольку вокруг моего дома не бегают стаями доноры, придётся обойтись вот этим, - Игнациус положил пакет на стол рядом с Ширу.

+3


Вы здесь » Вольные Странники » Флэш-бэк » Решето