Вольные Странники

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вольные Странники » Флэш-бэк » И в горечи сердце находит усладу


И в горечи сердце находит усладу

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Предупреждение: Данный флэш-бек содержит ненормативную лексику, а так же сцены насилия, жестокости и нетрадиционных сексуальных отношений.  Не рекомендуется для прочтения детям (до 18 лет) и лицам с нестабильной психикой.

Время действия: Промежуток с 2013 по 2019.
Место действия: Токио. Москва.  Амстердам.
Действующие лица:  Юкихито Оясуми и Леон Тхорнисх.
Режиссер: Отсутствует.

Страх и боль -
Вся его постель. Зверь
Обреченный на неволю
.

http://i5.pixs.ru/storage/1/5/5/6452607416_9105331_3370155.jpg

Пролог.

Все вокруг затихло. Как будто сама природа пыталась подсказать. Что в эту теплую весеннюю ночь произойдет нечто трагическое и печальное. Что для кого-то одного эта ночь станет последней. Глаза больше не увидят этот жестокий, но в тоже время в чем-то прекрасный мир. Что для кого-то другого кошмар только начинается. Ведь иногда смерть намного лучше, чем последующие муки жизни. На улице не было ни малейшего дуновения ветерка. Даже верхушки расцветших намедни сакур пребывали в полном покое. Ни один лепесток и ни один листик не шелохнулся за последние пол часа. Уже ровно как сорок минут, притаившись возле густо насаженных деревьев, стояли шестеро мужчин. Двое европейцев и четверо азиатов.
Европейцы напоминали внешне солдат. Гладко выбритые, коротко стриженные, в темной стилизованной под военную форму одежде. Ровная вышколенная осанка говорила о том, что в армии они все же служили. Попервах можно было подумать, что парням не больше двадцати пяти, но взгляд их глаз шел в разрез с первым впечатлением. В нем виднелся многолетний опыт, а еще в нем не было ни жалости, ни сочувствия, ни сострадания. Только холодное снисхождение и полное отсутствие интереса к происходящему.В то время как европейцы спокойно стояли молча наблюдая за уютным стареньким домиком, азиаты метушились проверяя оружие и что-то лопоча по японски. Вели они себя достаточно возбужденно. Как стая голодных гиен, что собирается напасть на изрядно раненного льва. Что было в принципе вполне обоснованным. На их стороне был численный перевес. За ранние подготовленный и продуманный план. Хорошо подобранное оружие. Эффект неожиданности, что отнюдь не мало важно. Что подстегивало японцев еще сильнее чем просто жажда садиста…а то что данные особи человеческой расы просто обожали смотреть на страдания других. Прекрасно читалось по их лицам и тому азарту и возбуждению что они демонстрировали свои поведением. Так вот больше простого удовлетворения своих изуверских порывов их подстегивали две вещи. Первая за их спинами стояли двое наемников из клана Тхорнисх. Данных ребят с большими тяжбами старый глава Токийской Якудзы выложив огромную сумму денег нанял не просто так. Заказ был весьма специфическим и объект нападения  были абсолютно не люди. Что  и вынудила старика Ямадо Ямито подстраховаться и нанять в помощь своим мальчикам, как он их ласково называл, двух молодых по меркам киндрэт Тхорнисхов. Второй же вещь. Как всегда  были деньги. Ни что кроме адреналина так не  заставляет  человеческую кровь бурлить как вид новеньких  хрустящих купюр. Тем более когда сумма довольно крупная. Если все  пойдет по плану то ночную компанию щедро вознаградят. Ямадо редко скупился когда дело доходило до его личных прихотей. Прихотей же у старика было не так уж и много. Поэтому  он мог себе позволить выложить кругленькую сумму для удовлетворения себя любимого. Точнее  чтобы обзавестись новой игрушкой, которая бы его удовлетворяла. Про весьма специфические наклонности главаря токийской мафии знали если не все то многие. Да и старик не больно-то и скрывал свою тягу к не достигшим даже юношеской зрелости мальчикам.  Юный Акира Оясуми, даже в страшных кошмарах, вряд ли мог вообразить какая роль ему предназначалась.
Этот вечер для семьи Оясуми обещал стать таким же, как многие вечера до этого. Тихим, в приятной расслабляющей атмосфере любви и уюта, овеянный покоем и умиротворением. Смех, веселые перебранки между братом и сестрой, тайные переглядывания мужа и жены. Женщина гладила рукой заметно округлившейся животик. Спустя какое-то время детей отправили спать. Малыши поднялись на второй этаж, сестра как всегда поддразнивала брата, но тот внезапно побледнел и начал задыхаться, а затем и жаловаться сестре на жуткую вонь, как будто рядом много трупов. Девочка перепугалась, но, вспомнив какое на дворе число, обозвала брата обманщиком и убежала в свою комнату, оставив брата корчиться на полу, от невероятно отвратительных и сильных чувств.
Следующим, кто почувствовал неладное, был глава семейства.:
- Бери детей и уходи отсюда Эллидия,- не просьба, а именно приказ. Но женщины они так непокорны, когда дело касается самого ответственного и важного момента. Аль’эсу не приходилось прежде сталкиваться с кланом Тхорнисх, но судьба любит вырисовывать странные узоры в своем полотне и участь одного ребенка этой семьи была предопределена.
Они влетели разом с двух входов, неся с собой гибель и разрушение. Юные, но уже такие смертоносные Осы и люди в руках которых виднелось оружие. Мужчина защищал свою семью как мог, пока не лишился обоих рук и ног и не был посажен на ошейник из серебра. Женщину схватить было проще. Не трудно поймать ту, что стала не очень поворотлива из-за здоровенного живота, над ней издевались не киндрэт, а люди. Ее пустили по кругу, удовлетворяя свои потребности, а Осы заставляли мужчину смотреть на это. И вот спустились с осмотра дома еще несколько наемников и приволокли девочку. На глазах уже у двух членов семьи, женщине вскрыли ножом живот.
Эрида перепугалась и начала трансформироваться. Девочка была рысью с бесценным и редким мехом. Чтобы не потерять такое богатство, кожу с девочки снимали с живой.
С главой семейства Оясуми обошлись с особой жестокостью и садизмом. Помимо того, что заставили смотреть, как убивают его любимых, так еще и начали убийство с того, что срезали тонкими полосками кожу, затем мышцы и когда остались только белые кости, мужчине позволили умереть.
Но Ямадо ждало жестокое разочарование, мальчишку в доме не нашли…
Акира сбежал, как только почувствовал совсем близко запах тлена и разложения. Он бежал прочь, чувствуя, как струны, связывающие его с семьей, лопаются одна за другой, принося дикую боль и пустоту, осыпаясь прахом, и принося осознание, что их больше нет. А потом разбушевалась гроза. Именно тогда мальчишка и стал ее бояться, ведь в каждой вспышке молнии, он видел мертвые лица самых близких для него людей и слышал стоны и крики полные боли и ужаса в раскатах грома.
Впав в ярость Ямадо приказал избавиться от тел и уничтожить всю память о них.
Пустой дом подожгли на рассвете, после тонкой работы двух Тхорнисх по избавлению от лишних тел. Но Нахцеррет всегда исполнительны, мальчика нашли спустя какое-то время. И желанную игрушку притащили и бросили к ногам будущего владельца…

Отредактировано Леон Тхорнисх (2011-11-19 06:25:18)

0

2

Дымка за спиной.
Зачем тебе я?
Я такой же, как все – тлен.

http://i5.pixs.ru/storage/1/7/1/61118636DS_9258338_3370171.jpg

Глава 1.

Черное, матовое, авто не отражало бликов фонарей. Казалось, краска поглощала и топила в себе их свет. Колеса тихо шуршали по асфальту. Мимо проплывала окраина ночного Токио. Менее яркая, чем сам город. Не кишащая, толпами снующих людей. Дорога не была забита другими машинами. Поэтому черное пятно летело на довольно высокой скорости, нарушая все возможные правила дорожного движения.
За рулем спортивного «Ягуара» сидел достаточно притягательной внешности юноша. На вид ему было от двадцати до двадцати пяти лет. Длинные, светлые волосы, цвета майского меда доходили до плеч. Были собранны в тугой хвост, лишь одна тонкая, непослушная прядь все время выбивалась и норовила попасть в глаза. Парень казался немного хмурым. Сосредоточенное выражение лица, столь строгое и серьезное, совсем не вписывалось в его внешнюю возрастную шкалу. Так же абсолютно не подходило к его внешности. Небесно-голубые глаза, казались холодными и как будто колющими острыми льдинками. В тоже время в них читались покой и некое умиротворение. Такой взгляд зачастую приписывают старцам. Мало кто, взглянув на Леона Фукко, мог с точностью определить его истинный возраст. Даже собратья по клану временами терялись в догадках. Парой и сам француз затруднялся ответить на этот, казалось бы простой, вопрос.  Но по сути кому какая разница сколько было лет Тхорнисху. В крайнем случае его, собственный возраст, абсолютно не волновал.
Он знал, что прожил уже достаточно долго. Видел множество правителей. Некоторые быстро достигали вершин и так же быстро падали вниз. Некоторые так неумело пользовались своей властью, что не успевали насладиться плодами правления, как тут же ее теряли. Были и те кем действительно можно было восторгаться, чей ум поражал. Но таких чаще всего сажали на кинжал или травили ближайшие соратники или родня. Оса видел множество смертей. От воин, болезней, предательства, заговоров, старости или просто от глупости. Сам не единожды становился причиной гибели того или иного субъекта. Да он просуществовал в этом от части уродливом мирке достаточно много времени. Но не смотря на свой возраст вкуса к жизни Нахцеррет не потерял. Ему нравилось наблюдать. Как метушатся смертные, стремясь прожить свои короткие жизни, как им кажется, ярко. Как меняется мир вокруг. Как столетие сменяется столетием. Но по сути меняется лишь антураж планеты. Люди остаются людьми, а киндрэт остаются киндрэт. Со своими интригами и порывами. Парой это созерцание казалось ему забавным. Парой вызывало приступы глубочайшей скуки.  Тогда он начинал принимать участие, подталкивая нужных  и выгодных ему людей, к нужным и выгодным ему дорожкам. Чтобы марионетки играли свои роли в поставленном им спектакле.
Авто мягко затормозило подъезжая к кованным, высоким воротам. Дверца открылась не резко, но и не медленно. Оса щелчком пальцев выбросил окурок и покинул машину. Он оправил манжеты черной рубашки. Проверил надежно ли застегнуты платиновые запонки, сделанные в виде клемма лилии. Фукко перебросил черный пиджак через плечо, с негромким хлопком закрыл дверцу и зашагал в сторону дома.
Вокруг пахло осенью.
Старый Рёкан был построен в лучших традициях страны восходящего солнца. Сад камней восхищал. В последнее время в этом месте Фукко был частым гостем. Он уже знал что через пару секунд прибежит мальчишка чтобы отогнать его машину в гараж. Поэтому даже глушить мотор не стал. От ворот к дому вела мощеная декоративными камнями дорожка. Отстукивая каучуковыми набойками четкую дробь медленных шагов, Тхорнисх пересек половину двора. Все то время как он остановился близ этого дома его не покидало странное ощущение. Вибрации чужеродной магии тут были большой редкостью. Но сейчас они присутствовали. То еле заметные, как пламя от спички. То яркие, как кострище ведьмы. Леон прекрасно прочувствовал кто именно является носителем столь странной силы. И хоть они появились совсем недавно. Фукко уже прекрасно отличал их ауру от остальных.
«Оборотень? Здесь?»
Немного удивился француз и левая бровь изогнулась как спина шипящей кошки. Взгляд осы пробежался по саду. Глаза зацепились за деталь которой тут раньше не было. Небольшая, лишь слегка превышающая размеры собачьей, будка. Стояла достаточно далеко от тропинки ведущей в дом. Там во мраке деревянного строеньица мелькнули янтарные глаза. Звякнула цепь. Леон нагнул голову к плечу и даже сойдя с тропинки сделал пару шагов в сторону домика для питомца. Фукко замер вглядываясь в глаза цвета жидкого золота. Бархатный голос Осы первым нарушил тишину. Леон попытался подозвать. Он издал звук которым обычно подзывают собак. Но кто бы ни был жильцом будки, покидать свое убежище он не собирался. Фукко быстро потерял интерес. Тхорнисх брезгливо цыкнул языком об зуб и зашагал в прошлом направлении.

Отредактировано Леон Тхорнисх (2011-11-18 22:54:43)

+4

3

Акире Оясуме удалось скрываться только год. Потеря всех связи разом и ужасные кошмары лишили мальчишку голоса. Его счастливейшие 12 лет жизни, помутились и казались каким-то далекими и чужими.  Куда делся тот радостный ребенок, что бы душой компании и с губ которого никогда не сходила шебутная, радостная и чистая улыбка? Его больше не было. На мир смотрели глаза расплавленного золота, зачастую полностью черные, выдавая ярость и ненависть. Эти два чувства стали его новыми друзьями. Он ненавидел мужчин. После того, как он попал к Ямадо, каждый день его ломали, насиловали, заставляли удовлетворять потребности самых изощренных и богатых гостей, пока в какой-то момент мальчишка просто не мог пошевелиться. Мужчин…. Женщины… Но больше все же мужчины… Но самым мерзким было время, когда сам педофил обращал на него внимания. Тогда Юкихито был готов на все, лишь бы эти мерзкие руки не трогали его, или прекратили свое истязание как можно быстрее, оставив полумертвого зверя окованного серебром, загибаться от боли  или стоять на корячках, когда его в очередной раз выворачивало наизнанку, от той гадости, что кололи ему из-за дня в день. Смесь какого-то наркотика, чтобы быть вечно возбужденным, с транквилизатором, что б не рыпался.  Им было плевать, что юное тело едва ли могло себя восстановить, что из-за состояния вечного возбуждения, в районе паха мальчишка испытывал вечную боль, а порой и моча была с кровью…
И вот очередной переезд куда-то… Акиру всего закутали в цепи и вкололи не хилую дозу яда, приносящего боль, но не убивающего в течении какого-то времени. Очередная надежда на побег провалилась. Сколько раз за дорогу Ямадо отымел Юки, телу мальчишке уже было неважно, в какой-то момент и сознание покинуло тело.
Пришел в себя мальчишка в будке и на цепи. Да, несмотря на двенадцать лет, ему едва ли кто-то дал бы восемь. Хлипкий на вид, с прилипшей к костям кожей и не высокого роста. К нему относились как к вещи… Нет, хуже как к тряпке, не считая нужным его одевать и мыть. Это была пустая трата времени и сил. Если ему надо, отрастит мех.  Слишком обостренного обоняния коснулся какой-то вкусный запах. Так пахло когда-то в детстве. Торт.  С вишней и корицей. Именно это были первые мысли, и мальчик стал высматривать из своего ненадежного укрытия  в темень, из-за чего его глаза снова стали расплавленным золотом. А еще он ощущал что-то странное. Тот, кто приближался к его будке, не был человеком.  Их глаза случайно встретились, и именно в этот момент молчавшее так долго сердце стукнуло, заставив мальца заметаться по будке, а потом и вовсе забиться в самый дальний угол. И тут раздался его голос. Дрожь пронзила все истерзанное тельце. Акира судорожно зажал уши руками и зажмурился, считая про себя до десяти и пытаясь успокоить, собираясь с духом, чтобы показаться. Но когда звереныш открыл глаза, от мужчины остался лишь витающий в воздухе аромат вишни и корицы. Злые слезы тут же прочертили по щекам мальца грязные соленые дорожки, но были вытерты кулачком. Янтарные глаза потухли, став абсолютно безжизненными.

+3

4

Дверь в дом распахнулась сразу же. Как только кончик начищенной до блеска туфли Осы ступил на дощатый пол крыльца. На коленях у двери сидела миловидная пародия на гейшу. Оса смерил девушку оценивающим и холодным взглядом. Та ответила смущенной улыбкой и буквально съежилась под пристальным взглядом француза.
-Господин ждет вас.- Голос ее звучал мелодично как флейта. Темные глаза явно избегали встречи со взглядом Фукко.
Девушка легко поднялась на ноги, поправляя подол пестрого кимоно. Грациозный жест рукой, стал намеком чтобы мужчина следовал за ней. Казалось японка не шла, она плыла над паркетом. Ткань приятно шуршала, стелясь вслед за ней. Но особого внимание прелестница не удостоилась Интерес к ней пропал за первые несколько шагов. Леон с большей охотой разглядывал интерьер дома. Похоже за несколько месяцев что он тут не был старик Ямадо успел сделать косметический ремонт. Слегка сменить антураж дома. Весьма удачно как отметил про себя француз. Сейчас в доме главаря Токийской Якудзы удачно сочетались традиционно японские и прогрессивно европейские мотивы.
-Леон-сама.- Радостный всхрип заставил Осу переключить свое внимание.
Пред ним стоял маленький, плешивый и уж очень тучный японец. Одетый, в слишком теплое для этого времени года, кимоно. Тхорнисху он напоминал толи сома, толи жабу. Глаза его казались рыбьими и остеклянелыми. Толстые губы напоминали пельмени. Рот мафиози был настолько велик, что  когда он улыбался улыбка доползала почти что до скул. От человека всегда пахло тальком и алкоголем.
-Рал видеть тебя в моем доме. – Японец приглашающе распахнул объятья.
-Ямадо, старый ты лис.- Фукко натянул на свое лицо дружелюбную маску и ответил старику добродушной фальшивой улыбкой.- Ты еще не отправился к праотцам?- Оса сделал шаг навстречу человеку.
-Я подохну не раньше чем ты.- Хрипло рассмеялся мафиози заключая старого, как ему казалось, друга в объятья.
-Ты собираешься жить вечно?- Иронично улыбнулся Нахцеррет похлопывая старика по рыхлой на ощупь спине.
-Хотелось бы…-Ямадо отстранился и похлопал себя по округлому животу. Даже под плотным слоем ткани было видно как пробежала волна жирка.- Но боюсь мальчики и саке доконают меня однажды. Ну да ладно, ты же приехал не о моем здоровье спросить, верно?
- Как всегда в точку, mon ami. Я тут по делу. Но может продолжим разговор за стаканчиком и в более удобном месте, чем коридор?
Японец кивнул и повел Леона в гостиную. Он что-то возбужденно лепетал по дороге. Какую-то бессмысленную чушь. Фукко слушал в пол уха и вежливо улыбался. Вообще Леон сильно отличался от собратьев по клану. Когда ему было выгодно, он мог притвориться самой милой душкой во вселенной. Внешность же прекрасно помогала ему в этом. Дар красноречия тоже был соратником, как и просто безграничное терпение. Оказавшись в гостиной, оса разулся. Следуя традициям дома. Он оставил обувь у двери. Присел Фукко на мягкую большую подушку у низкого стекленного столика. Все та же псевдо гейша шустро налила мужчинам выпить, поставила возле осы пепельницу и сев у двери взяла в руки Сямисэн. Тонкие звуки трехструнного музыкального инструмента заполнили тишину комнаты.
-И так Леон-сама.- Ямадо грузно опустился на подушки от чего все его тело заходило волнами.- Что все-таки привело тебя в мой скромный дом?- Старик с хлюпающим звуком отпил из деревянной чашки.
-Как не прискорбно это говорить…-Вздохнув, с наигранной скорбью, начал Тхорнисх.- но впервые за все то время что мы сотрудничаем я разочарован.- Оса смерил японца спокойным взглядом и задумчиво покрутил свою чашку в пальцах.- Мало того что товар прибыл с большим опозданием, так еще и качество оставляет желать лучшего.- Леон слегка пригубил напиток и не найдя его даже терпимым с брезгливостью отставил сосуд в сторону.
Слова и многообещающий взгляд Тхорнисха заставил пробежать по спине Ямадо целый поток трусливых мурашек. На лбу старика выступила испарина. Он быстро отер вспотевшие ладони о край своего кимоно. Японец прекрасно знал кем был его ночной гость и что игры с Осой могут закончиться трагично. Не спасет даже охрана которой буквально кишил дом.
- Леон-сама. – Старик чуть не задохнулся произнося его имя. Таким подобострастным и заискивающим тоном, что Фукко еле сдержал кривую ухмылку.- Разве я похож на глупца? Я стар но еще не выжил из ума, чтобы играть с тобой в подобные игры.- Рука с чашкой чуть дрогнула, Тхорнисх это заметил.
«Лукавит лиса» Подумал француз не без раздражения.
-Я сам проверял товар перед отправкой.- Мафиози сделал такой крупный глоток саке что оса удивился как он не захлебнулся.
-Ко мне прибыло то что прибыло. Или ты думаешь что я лгу? – Бровь Осы вопросительно выгнулась.
-Нет. Безусловно, нет.- Отчеканил человечек.
-Тогда ищи крысу среди своих.- Леон флегматично пожал плечами.- Я уверен в тех кто на меня работает. Им слишком дороги их жалкие жизни, чтобы выкидывать подобные фортели.- Тхорнисх достал из кармана брюк дорогой платиновый портсигар. Щелкнув кнопкой открыл и извлек от туда тонкую темно бардовую сигариллу.- Я надеюсь когда ты найдешь виновных, я увижу их головы на своем столе.- Оса покрути табачную трубочку в пальцах и стукнув о, уже закрытый и покоящийся на столе, портсигар подкурил.- Так же надеюсь что подобное впредь не повторится и мы сможем продолжить наше плодотворное сотрудничество. Как прежде доверяя друг другу.
- Если это кто-то из моих мальчиков, я обещаю что виновный или виновные понесут заслуженное наказание.- Расстроено выдавил из себя японец.
-Не сомневаюсь что ты именно так и поступишь.- Равнодушно сказал Фукко наблюдая за тем как к потолку поднимается облачко сигаретного дыма. Наполняя комнату ароматом вишни и корицы.
Наступила неловкая пауза. Молчание затягивалось. Оса уже было собирался встать и уйти. Как неожиданно в доме стало шумно как в портовом борделе. Послышались возбужденные мужские голоса и громкий женский хохот. Леон вопросительно посмотрел на старика.
- У меня праздник Леон-сама. Я был бы рад если бы ты остался, как мой сердечный друг, разделил со мной радость веселья.
Фукко не куда было спешить. Так что после недолгих раздумий он согласился.
-Что же я не против.
В гостиную ввалилась шумная толпа. Резкий запах дешевых духов ударил по обонянию Осы. Парень брезгливо поморщился. Контингент был живописный. Мальчики, а точней наемники и телохранители, Ямадо. Толпа не шибко привлекательных проституток. Парочка таких же как и старик мафиози. Завершали картину двое юношей андрогинной внешности, явно уропанные в дым.
-Как много достойных людей я вижу.- Иронично улыбнулся Нахцеррет.- Доброй ночи многоуважаемые.
Прислуга металась как будто за ней по пятам гналась стая голодных волков. В воздухе повисли ароматы  алкоголя, похоти, опиатов…В общем вся прекрасная солянка старого притона. Через час Оса сам уже не слабо так накурился опиумом и улыбался как чеширский кот. Кто-то что-то выкрикнул про какого-то Юки и забавное зрелище. Ямадо расплылся в шакалистой улыбке. Один из его ближайших приспешников, глупо заржав куда-то испарился. Но Леону до этого не было дела. На его коленях уже ерзала та самая молоденькая японка которая открыла Осе дверь.

Отредактировано Леон Тхорнисх (2011-11-19 02:16:22)

+2

5

За ним пришли. Акира не желал вылезать и кусал те руки, что к нему тянулись. Видно укус получился не слабый, так как в следующий момент будка была снесена пинком, а потом и мальцу влетело пару не хилых ударов тяжелых сапог с серебряными шипами. Был при Юки голос, он бы закричал от боли:
- Ах ты сученыш,- звереныша схватили за волосы и поволокли, а когда цепь растянулась во всю длину, дернули со всей силы, заставляя захрипеть и едва не задохнуться, а потом последовал укол.,- Будешь знать, как руку кусать, что тебе вечно сухой корм дает!
Малец застонал от боли, но теперь уже не только под ребрами, но и в определенной части тела. Сонливость навалилась сразу, а глаза сделались звериными, из-под губы выглядывали окровавленные клыки.
Когда мир более менее перестал кружится, он уже оказался в окружении мужчин, которые глумились над ним:
- Вот он отродье, позабавь нас щенок, подрыгай своим достоинством, поласкай себя… Кончи тварь,- на перебой говорили они, сбивая мальца, пугая, и заставляя тщедушное тельце дрожать.
«Я убью вас… Растерзаю… » Точно по позвоночнику пришелся удар чего-то крайне тяжелого и Акира полетел на пол, к ногам Ямадо. Пальцы колбаски сжали подбородок, а потом последовал удар такой силы, что кожа на лице была вспорота. Но Юки даже не вздрогнул. В его взгляде мешалась боль, отвращение, ненависти и готовность сделать все что захочет этот мужчина, лишь бы его руки не прикасались к нему.
- Умный мальчик, послушный мальчик… Начинай всех обслуживать по кругу,- и мальчишка был откинут ударом ноги. Его янтарные глаза вновь стали пустыми и мертвыми. Избитый, под действием сильных веществ, Акира монотонно начал выполнять то, что от него требовали. Но это была лишь пустая оболочка, круг начинался с того места, где сидел Леон. Но дойти Юкихито не дали в руку мальчишке влетел нож, и слезы прыснули из глаз, но снова не было и звука. Второй влетел точно в сухожилие, заставляя парня рухнуть у ног Фукко. Это была изломанная кукла, с потухающими глазами. Но именно в этот момент взгляды снова встретились и в глубине янтарных глаз лишь на короткое мгновение вспыхнула жизнь, и именно из живых глаз по щеке соскользнула одинокая слеза. Но в этот момент контакт был разорван и какая-то тварь, громко гогоча выдернула Акиру, прямо за пробитую ногу:
- А ну-ка, сученок верни мне мои игрушки,- и снова безудержный смех. Ублюдок подтянул к себе мальчишку и с ходу весьма грубо начал иметь его. А чтоб не получить когтями, пробил обе руки через запястья ножами к полу.

Отредактировано Юкихито Оясуми (2011-11-19 03:14:49)

+2

6

Одурманенный опиатами Фукко перебрасывался пошлыми шутками с сидящим рядом хозяином дома. Глаза киндрэт слезились от дыма. В гостиное курили если не все, то большинство. Не спасали даже открытые окна.  Японка на коленях изрядно поднабралась и теперь буквально слюнявила шею француза. Тхорнисх не особо реагировал на ее действия, но пару раз таки помял маленькую грудку. От чего девушка застонала как профессиональная шлюха.  От этой на сквозь фальшивой имитации возбуждения Леона чуть не передернуло. 
Толпа шумела громко, но когда в комнату втащили какого-то пацаненка люди и вовсе стали неадекватными. Оса окинул мальчика взглядом и брезгливо скривился.  Мальца швыряли и дергали. Он был нагим и замызганным. От него  веяло торибоном — феромоном страха. Чем больше мальца смыкали, тем сильней он боялся.
«Quelle abomination!»* Подумал вампир и в холодных глазах заплескалось отвращение.
Его внимание отвлекла сидящая на коленях девушка, весьма неприятно цапнув за ухо. Оса резко сбросил ее с колен. Шлюховатая пародия на ранее прекрасных куртизанок, обиженно заскулила. Леон сверкнул глазами так что девчушка скукожившись отползла от него проч.  У ног что-то приглушенно стукнулось. Леон медленно перевел взгляд на пол.  Глаза цвета ярчайшего злата смотрели на него. По щеке мальчика скатилась слеза. Тхорнисх лишь хмыкнул и отвел взгляд. На своем веку он  и не такое видывал. Малец не вызывал в Осе ни сочувствие, ни жалость, ни сострадание. Вообще эти чувства Леон испытывал так же редко, как фригидная  дамочка, Бальзаковского возраста, оргазм.  Точно так же как и совесть со стыдом, они заглядывали к нему крайне редко.
Неожиданно в воздухе повис запах крови, разом перекрывая другие ароматы. Необычной крови, не человеческой. Оса потянул носом воздух. Толи так повлиял опиатический угар, толи то что кровь пахла по особенному.  Но у вампира рефлекторно выступили клыки.  Он повернулся в сторону откуда до чуткого обоняния долетал аромат крови. Увидев картину на против Фукко закипел от возмущения.  Мальца как ни в чем не бывало на глазах у всех преспокойно драли и в хвост и в гриву. Нет. Конечно Тхорнисху было глубоко и с придыханием все равно на пацаненка. Но данное зрелище вызывало у него рвотные позывы. Нахцеррет был отнюдь не святым аскетом и сам парой страдал весьма извращенными порывами. Он вполне понимал и любовь к жестокости, и однополые связи. Но не с детьми же! Ребенок по определению не может быть качественным любовником. Так как по сути ни черта не понимает из того что с ним делают. Подобное вызывало сильную волну омерзения. 
-ЯМАДО!!!- Рыкнул Тхорнисх на старика.- Это блядь что за хуйня происходит?!
-Да ладно Леон-сама, пусть гости развлекутся.- Мафиози елейно улыбнулся. Настолько сладко и приторно, что Фукко захотелось приложить его толстой мордой об стол.
-Не в моем присутствии!- Глаза киндрэт стали сапфирово-синими от гнева.
Он резко встал, подхватил свой пиджак. Подошел к парочке сношающихся и схватив человека за шиворот отшвырнул так что тот пролетев пол комнаты впечатался в стену. В гостиной повисла гробовая тишина. Кто-то попытался дернуться и встать на защиту неудачливого любовничка. Но Нахцеррет так пугающе оскалился, что желание у всех и сразу отпало.
- Это омерзительно старик…-Оса глянул на Ямадо, тот невольно вжался в двух сидящих рядом проституток.- Если хотел тут устроить подобные ебли мог бы предупредить. Я бы покинул дом до начала этого дибилизма. –Леон присел на корточки и вытянул резким рывком оба кинжала. Потом отойдя чуть в сторону, буквально швырнул  в пацаненка пиджак.- Прикройся, звереныш.
-Леон-сама это же всего лишь забава.- Запинаясь пролепетал хозяин дома.
-Хреновые у тебя забавы старик. Меня чуть не вывернуло. Мне срать кого ты пялишь по ночам и кого имеют твои ребята. Но блять не в моем присутствии.- Фукко резко развернулся и уже было направился к выходу, как до его слуха долетели судорожные извинения и мольбы остаться. В руку тут же вцепилась все та же японка.
- Леон-сама, позволь мне исправить впечатление от неудавшегося вечера. Я не хочу чтобы почетный гость покидал мой дом с плохим настроением. Может партию в покер?- Неуверенно предложил мафиози. Пытаясь сгладить ситуацию.
Про слабость Осы к азартным играм он так же прекрасно знал, как и про слабость к качественному опиуму. Слишком долго киндрэт и человек работали в месте. Поэтому определенные точки на которые можно было в случае чего надавить прекрасно знали.
-Пытаешься умаслить меня старый лис?- Улыбнулся Фукко. Улыбкой зловещей и многообещающей. – Но ты же знаешь что играть на деньги мне не интересно. Что ты можешь предложить мне в качестве ставки?
-Кроме денег?- Японец задумался. Ему очень хотелось уладить все мирно. Отпускать Леона во гневе Ямадо желал точно так же, как стояк на пол шестого.- Любая вещь в доме. Выбирай все что хочешь.
-Хм…-Теперь настало время Тхорнисха призадуматься. Оса посмотрел на старика, окинул взглядом помещение. Даже в гостиной было достаточно много антикварного традиционного оружия, с богатой историей. К которому француз был более чем не равнодушен. Но оса вдруг вспомнил янтарные глаза маленького оборотня. В голову стукнула шальная мысль или это был ежесекундный бредовый закидон одурманенного опиатами рассудка. Не суть важно. Оса выбрал свой выигрыш.- Хочу твою зверушку с янтарными глазенками. Эта ставка мне интересна.
-Юки?- Задохнулся старик.-Может что-то другое? Когарасу-мару ты давно хотел этот меч?- Но взгляд Нахцеррет красноречиво говорил что другой кон он не примет.- Хорошо, просьба дорогого гостя закон. Но что поставишь ты?
-Я?- Оса задумчиво потер подбородок.- Набей мне красавица трубку.- Японке достался звонкий шлепок по ягодицам. Девчушка пошло хихикнув поспешила выполнить поручение.- Вижу подстилка тебе дорога…
-Да но зачем тебе этот щенок?- Перебил мафиози.
-Мне? У меня чисто ситуационный к нему интерес. А так он мне не нужен.
-Тогда может…
-Нет! -Резко осадил Фукко попытку японца поторговаться.- Я выбрал ставку и ты уже согласился. Я буду добр к тебе старик и поставлю не менее ценную для тебя вещь на кон.- Леон опустился обратно на свое место и пристально посмотрел в рыбьи глаза Ямадо.- Твою жизнь.
Безразлично сказал француз, принимая из рук псевдо-гейши трубку набитую опиумом и уже раскуренную. Оса припал к тонкому муштуку и сильно затянулся. Впуская в легкие терпокаватый на вкус дымок. Девушка поспешила за картами. Гости успокоились. Гостиную снова наполнили голоса. Но теперь центром внимания были Якудза и Тхорнисх. Японец выглядел озадаченным. В голове мафиози всплыл старый разговор с Фукко по поводу обращения его в клан.

___________________________________________________
Какая мерзость!(французский)*

Отредактировано Леон Тхорнисх (2011-11-19 07:06:36)

+1

7

В какой-то момент случилось что-то не ординарное. Акира перестал чувствовать боль. Нет, даже не так. Боль осталась, давно став нормой нынешнего существования. Исчезло то, что её причиняло движениями и металлом. Получив хотя бы такую иллюзорную свободу, малец выдохнул с едва слышным облегчением. А сверху, тем временем, что-то шмякнулось, мягко накрыв измученное и сжавшееся в клубок тело. Волна странного жара пробежала по коже, согревая теплом, точно наступило бабье лето в самый неожиданный момент.
Той силы, что еще оставалась у звереныша, едва хватило на то, чтобы остановить кровотечение на пробитых и не способных к действию руках. До одурманенного сознания не долетал смысл происходящего. А  нюх снова терзал необычный, но такой знакомый аромат. Приятный, обволакивающий и такой ровный голос, пробрался в голову, и под ошалелые взгляды кучки отбросов, мальчишка с явным трудом сел, каждое его движение отдавалось почти невыносимой болью, но Акира поразительно послушно закутался в пиджак, не шипя и не сверля Фукко ненавидящим взглядом.
Звереныш непонятно как умудрился зацепиться за поверхностное  спокойствие и расчетливость того, кто являлся гостем Ямадо. Именно эти чувства и заставили Юки выполнить указания. Этот представитель мужского пола не желал его. И возможно у мальца наконец-то появится шанс сбежать. «Его нельзя упустить!» А затем, поддавшись непонятному порыву, звереныш переборол себя и перебрался поближе к ногам мужчины, вырываясь из порочного круга к островку холодного уверенного знания в своих силах и в своей власти. Однако дотронуться до Леона юнец так и не смог. И в этот момент очередной поток мыслей ворвался в плывущее от опиума сознание. « Я хочу уйти с ним. Пусть там меня ждет больший ад, но он и подарит мне быструю смерть. Я наконец-то увижу их. Свою семью и свой дом. Они наверняка меня заждались. И зачем я только цепляюсь за эту глупую жизнь? Ради чего? Ведь умирать не страшно, гораздо сложнее и тяжелее жить, и быть не в силах что-либо изменить. Именно это и доказывает всю никчемность бытия… Сегодня мой четырнадцатый день рождения… Это так странно… Сколько я в этом аду? Год? Два? Не помню… Эти каждодневные уколы заставляют меня все забывать и терять счет времени… Я даже уже практически забыл лица своих любимых…» Акира сам не заметил, как почти звериный страх буквально свернулся  у ног калачиком. Так бы зверь сидел у ног хозяина, зная, что тот сможет защитить, если не жестом и словом, то своим видом и чем-то непередаваемым во взгляде. Но оборотень не видел его глаз и не тешил себя иллюзиями, прекрасно понимая, что как этот человек может защитить, точно так же и пнуть, не жалея сил, поскольку в первую очередь Фукко был мужчиной, а именно их ненавидел Юки больше всего на свете.
Ребенок чтоб не думать ни о чем лишнем, попытался понять, чем заняты за столом.  Звереныш знал, что такое карты и даже умел играть в детские игра, но с покером знаком не был. А от того, где-то внутри проснулось любопытство, но так же быстро уснуло.
Тем временем, те взгляды, что касались Юки становились с каждым мгновением все более жестокими и многообещающими, и тут пахло не только групповым изнасилованием, но и чем-то еще более ужасным, уж слишком сильно трясся жирок Ямадо. И снова дикие мысли закружились в голове. «Выиграй меня, и я подарю тебе свою душу и сердце. Буду верным  и не предам. Стану частью твоей жизни. Молю!»

Отредактировано Юкихито Оясуми (2011-11-19 19:24:12)

+1

8

Ямадо ерзал от нетерпения, как будто ему под толстый зад насыпали углей.
-Ты хочешь сказать, что если я выиграю ты…- Глаза японца загорелись не здоровым блеском, он чуть ли не подскакивал от радости.
-Да.- Чуть кивнул француз.- Но только если я проиграю.
«А я редко проигрываю»
Девица, наконец принесла карты и фишки. Леон, обнажив левый клык, улыбнулся. Игра началась. Первые несколько побед Фукко одержал с той же легкостью, с которой мог почесать себе пятку. А затем…Затем опиатический угар чуть погас и состояние ража прошло. Оса возвращался к привычному спокойствию и расчетливости. Сосредоточенность на игре выдернула его и вернула обратно. Мысли подобно току по проводам стали проноситься в голове.
«И на черта мне этот балласт? Что мне с ним делать?»
Оса поглядел на мальчика, свернувшегося у его ног. Тот напоминал забитую дворнягу. Которую добрый дядечка с дурру подкорми, а та теперь жмется к нему. В ожидание того что дядечка будет добрым до конца. Не бросит ее и даже заберет с собой.
«Пиджак безнадежно испорчен.»
В голубых глазах вампира блеснула досада вперемешку с отвращением. Игра продолжалась. Но после раздумий Тхорнисх старательно пытался проиграть. Уж лучше Ямадо в качестве птенца. Чем сопляк, с которым он даже не знает что делать. Нахцеррет был человеком слова и он конечно бы обратил старика, в случае поражения. Но вот то, что японец прожил бы долго в роли птенца, было весьма сомнительно. Леон не любил обременять себя лишним грузом. За все время, что он прожил, у него ни разу не возникло желание обзавестись такого рода потомством. Лишняя трата времени, сил и нервов. К чему ему такие тяготы?
Но любимчики фортуны редко проигрывают. Фукко же с капризной леди был на короткой ноге. Оса был ее любимчиком. И он не проиграл. Под удивленный вздох толпы, под самый конец игры, на стол был опущен красиво выложенные пиковый Роял Флеш. Когда все закончилось, Тхорнисх еще раз взглянул на юного оборотня.
«Мне нет до тебя дела, звереныш. Да и пользы от тебя не будет.»
Ямадо стонал от досады. И не понятно было, от чего ему было обидно больше. От того что продул цацоньку или от того что не стал киндрэт?
-Оставь его себе, mon ami. – Леон встал и спокойно зашагал к выходу. –Мне не нужен подобный груз. Я не нянька. – Оса присел на дощатый порожек, чтобы обуться и покинуть это место.
Ямадо расплылся в ликующей улыбке, но Фукко благо не видел его лица. Он был занят шнурками на туфлях.

+1

9

До сознания Юки отчетливо дошли слова. Кто-то уже потянул к мальцу руки, когда звериная натура взяла верх. Палец был откушен в момент. Малец проскользнул под ногами взвывшего благим матом урода и кинулся к маячащей рубашки, которая так и норовила расплыться. Все стало каким-то далеким и немного размытым. Люди казались слишком медлительными и неповоротливыми, но кто-то додумался схватить за цепь и наступить на нее всем своим не малым весом. Беззвучно закричав, Акира отлетел от своей цели. «Лучше умереть, чем остаться… Мне не страшно.. Это будет быстро! » Острые когти  рассекли чью-то ногу, удерживающую цепь, и малец снова ринулся к Леону, шипя и став похож на фурию. Он не обращал внимания на те удары и пенки, что прилетали к нему, очередной неудачный пинок пришедшийся зверенышу точно в солнечное сплетение, и Акира буквально влетел в  Фукко, при том непослушными пальцами сжимая его рубаху.  Ямадо сразу перестал веселиться. И снова повисла тишина. Тело ребенка ощутимо била дрожь. Но это был сильный жар, как у человека, во время болезни. Если бы Леон сейчас посмотрел в глаза звереныша, он бы увидел подернутые чем-то мутным сапфировые глаза, в которых была мольба.

Отредактировано Юкихито Оясуми (2011-11-19 20:49:36)

+1

10

Оса быстро расправился со шнуровкой туфель. Фукко слышал перешептывания. Потом шум и возню. Возбужденные крики. Кто-то завизжал как хряк на бойне. Леон поднял глаза и вдруг, в него влетело нечто мелкое и вцепилось как в спасательный круг в его рубашку. Тхорнисх рефлекторно, на полном автомате обхватил это нечто рукой. Голубые глаза пробежались по комнате. На лицах людей читалось недоумение. Леон опустил взгляд в низ.
-Отпусти.- Спокойный ровный голос Нахцеррет, казалось он мог испугать больше чем громкий рык.- Я сказал, отпусти меня.- Тхорнисх сурово посмотрел на мальчика. Но после, увидев как малец приласкал людишек Нахцеррет снисходительно улыбнулся. Холодная ладонь Осы легла на голову мальчика, пальцы чуть перебрали не шибко чистые волосы. –Хочешь пойти со мной?- Фукко ловко перехватил мальца за запястья и рывком отлепил от себя. – А ты хоть приблизительно понимаешь, с кем ты хочешь пойти?- Глаза француза медленно начали менять свой цвет. Светло  циановый перетекал в темно ультрамариновый. Фукко иронично улыбнулся и встал. Все так же сжимая хрупкие запястья. – Ну что маленькая шлюшка, все еще хочешь пойти со мной?- Он до боли сжал запястья мальца, но потом быстро отпустил.
«Ох и пожалею я об этом»
-Ладно, звереныш. Можешь пойти со мной. Только не прикасайся ко мне.- Оса резко развернулся и зашагал прочь. Через пару метров он обернулся. Странно, но мальчик плелся следом.
У входной двери к Нахцеррет подошел парнишка и отдал ключи от авто. Оказавшись на улице Оса вдохнул свежий ночной воздух полной грудью. Те запахи что были в доме Ямадо сильно раздражали обоняние Леона. На улице же пахло осенью. «Ягуар» Фукко был двухместный, так что мальца пришлось сажать рядом. Леон открыл дверь и под загривок втолкнул мальчика в авто, после сел за руль.
-Ну и как твое имя, зверек?- Мотор замурлыкал подобно кошке и черное пятно понеслось по ночной дороге.- Что молчишь, язык проглотил?- Оса мельком посмотрел на пацаненка.
«Старею. Ох, старею. Жалость что ли просыпается.»
Резки удар по тормозам и машина дернувшись остановилась.
-Выходи.- Властно сказал Леон, тоном что не терпит промедлений и каких бы то ни было возражений.

Отредактировано Леон Тхорнисх (2011-11-19 22:49:59)

+1

11

Акира не знал, почему адская боль в двух пробитых запястьях не заставила его отступиться. Он упрямо сжал губы и смотрел в темнеющие глаза мужчины, вытравляя из своей души страх. «С ним всегда будет так.» Родилась странная мысль, и, хлюпнув носом, мальчишка пошел по следам Леона. В машине мужчина задавал кучу вопросов, вот только малец молчал, вжав голову в плечи, ибо не мог ответить. Его голос пропал в тот день, когда оборвались все семейные связи. И Юки даже не предполагал из-за чего подобное могло случиться. Когда же машина резко остановилась и раздалось:
-Выходи. – звереныш тут же вывалился из машины и плюхнулся на землю несколько неуклюже, но теперь у него появилась возможность, заняться вновь начавшими кровоточить запястьями и Акира очень бережно приступил к процессу зализывания, и как обычно это делал наедине, неосознанно замурлыкал. Так отчего-то было менее больно.  Но как не странно, машина не думала уезжать, напротив, хлопнула дверь со стороны водителя и вот над мальцом нависал Фукко. Акира аж подавился, а глаза снова стали расплавленным золотом, но теперь в них плескалось детское удивление. "А почему это он еще тут? Я же вылез из его машины... Ах точно... Сейчас заберет пиджак..."

+1

12

Авто остановилось у речки и когда малец послушно выпал из машины, Оса тоже ее покинул. В руках Фукко было моющее средство для окон.
-Пошли.- Оса поднял мальца с земли, крепко сжимая в ладони его тонкие, костлявые пальцы.
Он вцепился в серебряный ошейник, по пальцем пробежала волна тлена. Метал был подпорчен достаточно чтобы вампир смог его сломать. Послышался хруст. Оса с отвращением посмотрел на две половинки ошейника и выкинул их в темноту.  Фукко рывком снял с мальчика пиджак и швырну на капот авто. Он буквально волочил ребенка за собой. Дойдя до воды ,Тхорнисх снял обувь и закатил брюки до колена.
- От тебя разит как от комнаты старой проститутки в дешевом борделе.
Леон втащил пацаненка в холодную воду. Надавив рукой на макушку мальца, заставил того нырнуть. Раскрутив бутылку со средством, вылил на голову мальчика все ее содержимое. Его мало волновало, что этим детей абсолютно не моют. Но уж лучше от звереныша будет пахнуть кедровыми шишками, чем всякой дрянью. Леон остервенело драил мальчика, пока тошнотворный запах не исчез. Фукко был брезгливым до паранойи. Когда насильная процедура омовения закончилась, Оса поволок мальчика обратно. В машине он нашел чистую тряпку и насухо вытер ребенка. Затем посмотрел на это худющее создание и опять-таки брезгливо скривился. Пальцы Осы пробежались по пуговицам черной рубашки. Он снял запонки и положил их в карман. Пиджак пропахший пацаненком все еще лежал на капоте авто. Но данная вещь была противна Нахцеррет. Замысловатым движением пальцев Тхорнисх сплел заклинание и ткань пиджака превратилась в пыль.
-Так как тебя зовут?- Спросил киндрэт, натягивая на мальчика свою рубашку и застегивая ее на все пуговицы. На груди осы виднелся уродующий тело шрам. Тхорнисх смерил мальчика спокойным взглядом. Пальцы обхватили скулы звереныша Оса нагнулся и пристально посмотрел в темно синие глаза.- Да ты урапанный в дым. Ладно залазь обратно.
Как только малец и его новый владелец сели в машину Леон нажал на педаль газа. Вставив в ухо гарнитуру Фукко позвонил старой знакомой. Девушка взяла трубку сразу же.
-Номи, доброй ночи.- Голос Фукко стал мягким и спокойным.- У меня к тебе дело. Мне нужны документы на ребенка. Еще одежда для мальчика.- Леон внимательно осмотрел новое приобретение и приблизительно описал размеры вещей.- Так что же еще…а да. Капельница, чтобы очистить организм от наркоты. И наверное захвати что-то поесть, из человеческой еды. Все привезешь ко мне на съемную квартиру.- Закончив разговор Оса вынул гарнитуру и сосредоточил свое внимание на дороге.- Может, ты все же родишь мне свое имя?- Леон не смотрел на мальчика, он следил за дорогой.

+1

13

В первые минуты ошалелый рысь решил, что его утопят, потом, нечто совсем не похожее на шампунь, вылилось на голову, а чуткий нюх буквально обжег острый запах средства. Которое тут же начало щипать поврежденную кожу и если бы малец мог, он бы завыл. Но постепенно и эта пытка закончилась, на Акиру волнами начала накатывать усталость и сонливость, оттого он глупо следовал за Леоно, порой спотыкаясь, но не падая. С новой силой ударил дурман. Наконец теплый салон машины, вытирание и рубашка, что пахла очень вкусно. Мужчина снова интересовался его именем. Звереныш пока Фукко говорил по телефону умудрился найти ручку и клочок какой-то бумажки, именно сейчас он вспомнил, что несколько лет к ряду ни одного подобного предмета в руках не держал. В какой-то момент дико испугался, что разучился писать, но вот первый иероглиф лег на бумагу. Ровный, четкий, понятный. За ним еще один и еще. Имя Акира и Юкихито, но показать мужчине, малец не успел. Сон окончательно сморил подростка. Лишь теперь понял, что его испугало, когда Леона снимал с него ошейник… Сильный запах тлена… Как в ту ночь… Через какое-то время, голова спящего ребенка, съехала по сиденью вниз и уперлась Осе в бок.

0

14

«И какого черта я его везу к себе домой? Что мне с ним делать? У меня нет времени на мелких зверят.»
Оса вытащил из кармана брюк портсигар. Одной рукой открыл его и зубами достал сигариллу.
«Нужно было оставить щенка у речки.»
Послышался щелчок зажигалки. Леон подкурил и чуть приоткрыл окно. Пальцы немного барабанили по рулю. Тхорнисх искренне удивлялся своему поведению. Он сам от себя не ожидал подобного. То что он сейчас делал, шло в разрез с его обычной моделью поведения. Мало того что малец еще подавал признаки жизнь. Так по ходу дела Оса сам того не заметив таки взвалил на свои плечи эту бесперспективную ношу.
«Точно старею. Становлюсь мягкосердечным. Quelle abomination!»
Леон погрузился в раздумья. Он так и этак продумывал, как можно использовать данную ситуацию с максимальной выгодой для себя. Но приобретенье казалось абсолютно бесполезным. Сигарилла медленно тлела, зажатая между длинными пальцами француза.
«Хотя может я и выдрессирую из него нечто полезное. В конце концов, он не человек. Получится неплохая кукла. Но я же нянька, панькаться с ребенком. Damn! Sang et de l'Enfer!Damn!»
Тхорнисх раздраженно выкинул окурок в окно. На очередном повороте голова ребенка уперлась Осе в бок. Леон не глядя отодвинул голову мальчика подальше. Другого бы это возможно умилило, а ему просто мешало вести машину. Раздался телефонный звонок. Звонила Номи. Девушка отчиталась что все необходимое достала и ждет его уже возле дверей квартиры.
Жил Нахцеррет почти в центре города. В высоком элитном доме. Его квартира находилась по самой крышей. Потолок был стеклянным и оборудован специальным механизмом. Так ночью он мог любоваться звездным небом, днем же пластины закрывали стекла и не пропускали солнечный свет. Квартира состояла из одной большой комнаты поделенной на сектора. Единственным отдельным помещением была ванная. Вещей в убежище вампира было мало. Только самое небходимое и ни чего лишнего.
Прибыв на место Нахцеррет заехал в подземный гараж
-Подъем.- Оса немного дернул мальца за плечо. Но тот казалось так сильно залип, под воздействием наркоты. Что хоть на ухо ори, хрен чего добьешься. – Да чтоб тебя…- Оса сделал глубокий вдох стараясь не нервничать. Подошел к пассажирской двери и уже хотел за шиворот вытащить сонного мальца, как взгляд зацепился за бумажку с какими-то закорючками.
«Так Акира или Юкихито? Ну и как мне тебя называть, зверушка?»
Оса подхватил мальца на руки. Казалось он был легче пушинки и не весил вообще ничего.
«Не дай мне мальчик пожалеть о своем решении оставить тебя при себе. Ох, не дай. Иначе я сверну тебе шею.»
Ногой захлопнув дверь, Фукко надавил кнопку на брелке, включая сигнализацию и зашагал к лифту. Звереныш был ненормально теплым. Оса резонно подумал что это реакция тела на травмы и всю ту дрянь что сейчас блуждала по крови пацаненка. Железная коробка распахнулась с типичны «Дзынь». Тхорнисх слегка прижал к себе мальчика и надавил на кнопку лифта. Через пару минут двери снова раскрылись и вампир со своей ношей вышел. У дверей стояла Номи. Высокая, она почти догоняла по росту Тхорнисха, афроамериканка. Фигурой девушка напоминала тростник. Худая и плоская. Внешность ее едва ли можно было назвать привлекательной. Но голос…Боги этот голос мог свести с ума любого мужчину. Томный, бархатный, с совсем легкой хрипотцой.
-Ого!- Удивилась девушка, видя на руках Фукко ребенка.- И как это понимать? Ты неожиданно стал папашкой?
-Ну если дети появляются от игры в покер, то да.- Леон мягко улыбнулся и подойдя к Номи вплотную, коснулся губами ее щеки.- Рад тебя видеть.
-Ты звонишь мне только когда тебе что-то нужно.- Она залезла в карман к Нахцеррет и достав ключи открыла дверь. -Еще бы ты был не рад меня видеть.
Оса кивком поблагодарил и зашел внутрь. Ноша была уложена на единственную в доме кровать. Девушка вошла следом. Закрыв двери, она поставила у входа пакеты.
-Я все принесла. Все что ты просил.- Номи пальцами раскрыла веки мальчика и неодобрительно покачала головой.- Теперь расскажи, как это ты так встрял и откуда этот малолетний торчок?- Девушка села рядом с мальчиком и ввела ему в запястье катетер-бабочку. Кое-как прилампичила капельницу.
- Не поверишь, я выиграл его в карты.
-От чего же не поверю.- Мулатка поднялась и повисла на шее осы галстуком.- Поверю, ты редко врешь милый. Особенно когда лож не приносит тебе выгоды.- Она потерлась носом о щеку Фукко и зашагала в ту часть квартиры, что отводилась под кухню..- Смотри что бы он себе катетер не дернул спросонья- Бросила Номи через плечо, подхватывая пакет с едой.- А еще ему нужно много пить.
Тхорнисх присел на край кровати, спиной к ребенку, но так чтобы в случае чего надавать мальцу по рукам. Если тот возжелает достать иглу из вены.
-Леон, ты скажи, ты вот серьезно собираешь его у себя оставить? Зачем он тебе?- Она принялась возиться на кухне.- Не замечала раньше за тобой благородных порывов.
- Если честно я пока что не  до конца все решил. – Леон вздохнул и устало потер пальцами переносицу.- Может оставлю его при себе, может избавлюсь как от лишнего груза. Пока не знаю. Время покажет. Время и его поведение.

Отредактировано Леон Тхорнисх (2011-11-20 06:19:46)

+1

15

Как бы странно это не было, но Акира впервые за несколько последних лет видел сон. Самый обычный сон, без воздействия на него наркоты или чего похуже. Благодаря капельнице и отсутствию серебра процесс регенерации пошел заметно быстрее, заживляя и восстанавливая тело.
А снился зверенышу праздник. В его доме с его семьей. Он отмечал свой одиннадцатый день рождения. Мальчик был безумно рад подаркам, привычным затрещинам и шуточкам сестры, нежному взгляду матери. А потом раздался нежданный звонок в дверь, и Эллидия ушла ее открывать, но вскоре вернулась с гостем. Он пах вишней и корицей:
- Аль’Эс, он говорит, что мы слишком задержали у себя Акиру. И что ему холодно без нашего мальчика,- женщина робко улыбнулась, глава семейства недобро сверкнул глазами в сторону гостя.
- И что? У моего сына сегодня день рождение! Имеет он право отметить его в кругу семьи.,- в этот момент рука мужчины взяла и отвалилась. Малец ошалело уставился на нервно подрагивающую на столе конечность, но, казалось, что кроме него никто ничего не заметил. Леону видно надоело изображать безмолвный памятник самого себя любимого, он вышел вперед и… Юки не понял ни одного слова, по причине не знания французского языка. Аль’Эс  стиснул в кулак оставшуюся руку. Звереныш перевел взгляд на мать и все краски покинули его лицо. Живот Эллидии был выпотрошен, а на руках она держала мертвого и раздавленного, еще не родившегося ребенка. Теперь Акира боялся посмотреть куда-либо кроме как на Леона, губы против воли тихо произнесли:
- А я пойду все же с ним. Заставлять ждать ведь так не воспитанно,- малец попытался встать из-за стола, но почувствовал, как его схватило за запястье что-то липкое, омерзительное, а в воздухе запахло кровью.
- С днем рождения, братишка,- голос сестры невольно заставил звереныша повернуться. На Эриде не было кожи. Мальчишка похолодел от ужаса, не в силах что-либо произнести,- Ведь это твой четырнадцатый день рождения, а я до него не дожила пару дней…
Страх и дикий ужас. Именно эти два чувства заставили ребенка проснуться, а тело дрожать и биться в конвульсиях. Звериные глаза, частое дыхание и сильные, но такие холодные руки, что не давали выдернуть капельницу. «Что…Что в меня снова вливают? Это… Мне… Кто он?... Как влез в мой сон? Что он тогда сказал? Я… Боюсь спать снова…»
Постепенно ребенок успокоился, а когда осознал, что его не удерживают цепи, в нем неожиданно проснулось любопытство, и Акира сам не заметил, как уши стали кошачьими с рысиными кисточками на кончиках, которые трепетали от малейшего звука. Нос мальца заработал, вылавливая запахи вкусной еды. Юки посмотрел на Фукко, принюхался снова и прислушался к самому себе, а потом выдал:
- Мрррр,- пожалуй, это была самая гениальная фраза от звереныша, который был не в состоянии говорить. А самое веселое – убийственная многозначность. И то, что сделал дальше звереныш, шокировало его самого. Рукой, которая была без иглы, мальчишка поймал руку мужчины и прижал к себе, согревая своим теплом, но опомнившись, так же резко отпустил ее, покраснев непонятно с чего и отвернулся. «Это же был всего лишь сон! Зачем я проявляю благодарность к нему? Я ведь даже не знаю, что он намерен со мной делать дальше! Почему… Почему после всего ужаса, я все еще столь эмоционален? Это не правильно! Как вкусно пахнет… А где это я все же?» Теперь вертящаяся голова Акиры пребывала в состоянии вечного двигателя, пока взгляд не зацепился за шрам Фукко. Детская ладошка протянулась к нему и провела, очерчивая каждый уродливый изгиб, но отчего-то не испытывая отвращения. «Какой он у него холодный. А если я его вот так накрою своей ладошкой, он станет теплее? Он возьмет мое тепло?» И горячая ладошка постаралась накрыть весь шрам мужчины.

Отредактировано Юкихито Оясуми (2011-11-20 12:20:23)

+1

16

Леон равнодушно отвечал на многочисленные вопросы гостьи. Та казалось поражалась каждому его слову. Потом Оса рассказал всю историю про мальчика. Девушка слушала и не перебивала.
-Не понимаю…-Начала Номи. Мулатка шустро что-то нарезала и жарила.- Ну да ладно это не мое дело. -Вскоре квартиру заполонил приятный аромат будущей трапезы.
-Ты как всегда права, ma cherie. Это и правда, абсолютно не твое дело.- Леон перевел взгляд на мальчика за секунду как того затрясло как припадашного.
Пацаненок метался по кровати как муха в банке. Дыхание ребенка участилось, а глаза казалось потеряли даже малейшую тень разумности. Тхорнисх перехватил руку пытающуюся достать иглу из вены и придавил к кровати.
- Non se tiraille! – В порыве рыкнул Фукко и свободной рукой буквально впечатал худенькое тельце в кровать. -Успокойся.- Голос Осы смягчился.
Когда малец перестал дергаться, Леон разжал пальцы, отпуская ребенка. Голубые глаза француза спокойно посмотрели на мальчика. Но тут чадо провело частичную трансформацию и выдало звук века. Оса как-то странно и дергано моргнул, на губах расцвела вполне себе добродушная улыбка. Если у Тхорнисха в запасе имелась бы таковая, то выглядела бы она приблизительно так.
- А ты в правду звереныш. Говорить не говоришь, зато мурчишь во всю.
Малец перехватил руку Фукко. На удивление оса с брезгливостью не одернул свою длань. Мальчик казался теплым как солнечный лучик пробивающийся сквозь крону старого дуба. Мальчонка покраснел как маков цвет и отпустив Фукко, отвернулся. Улыбка осы пропиталась иронией. Леон попробовал ладонью лоб чудо-животинки. Прежний жар спал. Оса перевел взгляд на капельницу. Жидкость в бутылочке почти закончилась. Пока Тхорнисх возился с отсоединением катетера, малец видимо заинтересовался шрамом на груди Осы. Хрупкая ладошка легла по верх загрубевшей кожи. Теплая и на удивление мягкая, с по-женски нежной кожей.
-Не думаю что это хорошая идея…- Леон не сильно сжал пальцы мальчика и убрал его руку от себя.- Помнишь что я тебе говорил. Не прикасайся ко мне. – В его тоне не было негативных нот. Глаза смотрели с некой толикой насмешливости.
-Все готово.- Выдала Номи выкладывая на тарелку довольно большой шмат жаренного мяса с овощами.- Если я тебе не нужна я пожалуй пойду.
-Да, милая. Спасибо большое.- Леон повернулся к девушке и кивком поблагодарил.
Мулатка была особой весьма проницательной и прекрасно понимала, когда нужно удалиться и не мешать. Дверь за ней закрылась с легким хлопком. Нахцеррет снова сосредоточил внимание на мальчике. Леон достал из кармана бумажку, на которой были нацарапаны имена и сунул под нос ребенка.
-Так как мне тебя называть?- Фукко подождал ответ.- Ладно. Сиди тут.
Тхорнисх встал и сходил за провиантом для мальчика. Порезав мясо на мелкие кусочки, вернулся на место.
-На. Больше чем уверен что жрать ты хочешь. Сомневаюсь что тебя там нормально кормили.- Леон протянул мальчику тарелку и вилку.
Тот начал вытворять что-то из ряда вон. Оса возвел очи к потолку и чуть ли не застонал. Тарелка была забрана обратно.
-Значит так. Ешь и отвечай на мои вопросы.- Первая порция мяса с овощами была поднесена к губам звереныша.- Ты не можешь говорить, я правильно понял?- Оса подождал ответа и наколол еще порцию. -У тебя есть родня? Есть кто-то, к кому я могу тебя отвезти?- Леон чувствовал себя какой-то нелепой пародией на мамашку. Но продолжал пичкать мальца едой.- Ты реально хочешь остаться при мне, даже ощущая что я не человек?
Когда тарелка опустела, Тхорнисх снова зашагал на кухню.
«А ну и хрен с ним. Пусть остается. Пока он мне не мешает. Потом…что же потом может и будет какая-то польза от зверька.»
Подумал Фукко заваривая пацаненку чай. Себе оса взял пакет с кровью, налил половину в бокал, чай всучил мальчику и присел напротив кровати в кресло.
-Раз мне от тебя не избавится, слушай правила. Я не перевариваю шум. Будешь шуметь, уши отрежу. Мне не нравится грязь. Устроишь срачь и, я повторюсь, уши отрежу. Будешь, мне мешать вылетишь, к чертям собачим.- Леон залпом осушил бокал и достав сигариллу закурил.- В доме одна кровать. Но с тобой я ее делить не собираюсь. Этой ночью, пока ты еще не до конца оклемался, на ней спишь ты. Потом перекочуешь на раскладное кресло.- Тхорнисх вылил остатки крови из пакета в бокал и снова осушил его одним глотком.- Если хочешь принять нормальную ванную, а я совеьтую тебе это сделать, то она там- Леон кивком указал на темно-багровую дверь.- И еще… Я не нянька тебе, но если ты болен или тебе плохо ты подходишь и написав это на бумажке даешь ее мне. – В мальца полетели блокнот и ручка.- Я не желаю убивать время на тебя, когда ты по глупости запустишь болезнь, так что сообщай все за ранее.

Отредактировано Леон Тхорнисх (2011-11-20 14:15:17)

+1

17

Акира взирал на мир снова темным сапфиром своих детских глаз. Мужчина слегка сжал его ладошку, отстраняя от себя, и мягко произнес:
- Не думаю что это хорошая идея… Помнишь, что я тебе говорил. Не прикасайся ко мне,- звереныш тут же виновато повесил ушки. А голодный организм, начал громко требовать еду.  Появилась женщина. И Юки вжался в кровать, практически неслышно зашипев. Но вскоре она удалилась, и мальчишка немного успокоился. «Еда… Она для меня? Хочу жрать.. И пить… Сильно… Есть… Хочу… » Кулачки потерли глаза, пробудив ребенка окончательно ото сна. Перед носом появился клочок бумаги и очередной выстрел из расспросов. Малец аж икнул от такого напора и попытался спрятаться под одеялом. Теперь красными были не только щеки, но и кончики меховых ушей. А после мужчина куда-то удалился совсем ненадолго, звереныш только ноги с кровати попробовал спустить.  И начался новый допрос. Не умея пользоваться вилкой, Акира совсем не той стороной пытался работать, а от усердия, его аж дрожь пробила, пока вилка не была отнята. И вот началось нечто из разряда вон выходящее, звереныш послушно открывал рот и ухомячивал мясо с вилочки. На первый вопрос утвердительный кивок, на второй и третий отрицательные., на четвертый небольшая заминка, а потом детские ручки, поймали с двух сторон руку Леона, и сами донесли с ее помощью кусочек, и теплая улыбка отразилась на лице ребенка, совсем неожиданная, и кивок. А дальше после очередного возвращения последовала целая лекция по теме что и как карается от имени Леона Фукко. Эту лекцию Акира слушал в пол уха, ибо его внимание привлек узор на стене, и интерьер комнаты в целом. Юкихито любил рисовать…Это, пожалуй, был талант от бога. Тут в мальца влетел блокнот и ручка, и звереныш жадно в них вцепился. Мурчанье поднялось на всю комнату, а мальчишка наконец смог написать свои слова:
- Мое родное имя Акира. Но из-за того, что я уже не говорил, когда меня нашли, они дали мне прозвище Юкихито. Нет, родных у меня нет. Никого не осталось. Хочу,- а потом добавился ряд еще вопросов, но уже от мальца. Иероглифы легко вспоминались и ложились на бумагу,- А на каком языке вы порой говорите? Почему такой холодный? Я боюсь воды. Я не шумный. А можно мне осмотреться?
Акира подошел не твердой походкой к мужчине и сунул ему листик с ответами и плюхнулся на пятую точку у его ног, с восторгом глядя в звездное небо. А потом тихий детский смех разнесся по квартире, отчего-то жутко восторженный. Какая-то далекая звезда, сорвавшаяся с небосклона, забрала с собой что-то, что все это время убивало ребенка.
«Красиво!! Там красиво! Но мимолетно… Я нарисую ее. И… Я буду рисовать все, что будет привлекать мое внимание. И буду показывать ему... Почему? Не знаю... Он такой же далекий, как та звезда! Ой... И правда... А вдруг он звезда?»

+1

18

Леон устало потер переносицу. Близился рассвет. Тхорнисх чувствовал это интуитивно. Солнце прекрасное и смертоносное. Он привык к жизни без солнца. Привык к жизни для себя и ради себя. Одиночество было его спутницей. Работа на благо клана - женой. Холод ночи -любовницей. И ему нравилось такое положение вещей. Ни что его не обременяло. Ни кто не висел ярмом на шее. Он был свободен и мог делать то, что хотел. Жить, так как нравилось. Неся ответственность только за себя и свои поступки. Но, похоже, эта ночь стала переломным моментом в его жизни. Осознание этого Осу не обрадовало. Древний киндрэт понимал, что самостоятельно взвалил этот меховой мешок себе на плечи и теперь будет тащить его. Малец подошел и протянул осе бумажку. Леон бегло пробежался глазами по иероглифам.
-Хммм….Понятно. Значит, слушай сюда. Если ты делаешь все правильно, я буду называть тебя родным именем. Если нет, той собачьей кличкой что тебе дали. Понял?- Оса пристально посмотрел на мальчика. После снова перевел взгляд на листок.- А я смотрю ты смелый, пацаненок. Уже расспрашивать начинаешь. У старика тоже такой любознательный был?- Оса затянулся и выдохнул дым в потолок.- Ладно, отвечу по порядку. Я француз, поэтому иногда у меня в разговоре проскакивают словечки на родом языке. Почему холодный?- Заразительный звонкий смех ребенка заставил осу поморщиться. Фукко не совсем понял, чего пацаненок так восторженно заливается. Нахцеррет взял мальца пальцами за скулы и повернул лицом к себе.- Сюда смотри.- На глазах у Акиро клыки вампира начали медленно удлиняться, а глаза менять цвет.- Есть догадки кто я?- Тхорнисх иронично оскалился и отпустил мальчонку.- Осмотреться? Пожалуйста. Там возле двери лежит пакет с одеждой для тебя. Можешь пойти и переодеться, если конечно не собираешься вечно рассекать в моей рубашке.
Фукко поднялся и нажал на рычаг у шкафа. Стеклянную крышу стали медленно закрывать металлопластиковые пластины.
-Вот этот рычаг ни когда не трогай, без моего разрешения. Особенно когда на улице день и особенно когда я сплю. – Тхорнисх вернулся в кресло и потушил окурок в пепельнице.- А вот в ванную все же сходи, от тебя до сих пор, не смотря на все мои старания, воняет этим старым педофилом и всеми теми кто тебя драл как дешевую шлюху во время оргии. Меня аж мутит от этого запаха. Так что если не хочешь чтобы я тебя насильно драил, бери вещи и шуруй мыться. Еще есть вопросы?

+1

19

Когда Леон хоть и вскользь упомянул педофила, Акира весь подобрался и разом перестал смеяться, но поняв, что его обратно везти не собираются, снова успокоился. Клыки заинтересовали мальца настолько, что последующую фразу он пропустил мимо ушей, только быстро написав:
- А я тоже могу клыки изменять и делать их не человеческими. Вы – лилит?- на листе и во взгляде читалась неуверенность. Но вот малец уже переключил свое внимание и припустил к пакету, что лежал сиротливо у двери. «Одежда? Он не шутит? У меня будет одежда! И… Странно… Тело не болит…» Юки заглянул под рубашку и удивился еще больше. Во-первых, кожа приняла не столь болезненный вид, радуя глаз персиковым цветом и женской мягкостью. Во-вторых, организм пребывал в состоянии покоя, чего за собой звереныш тоже давно не замечал. До рычага в стене Акира даже если бы очень захотел, то не сумел бы достать. Да и не был малец неблагодарной тварью, что стремилась укусить за руку, предлагающую помощь. Одежда пацаненку понравилась, и, обнюхав себя с ног до головы, мальчишка решил перебороть себя и все же искупаться.
войдя в ванную комнату, Акира ошалело осмотрелся, не понимая куда попал. Подойдя к писсуару с множеством кнопочек, малец искренне верил, что это раковина для умывания. Детские ручки потыкали кнопочки, чтоб пустить воду, но вместо этого что-то сбив в настройках. В итоге, сортир зарядил по зверенышу не хилым напором воды, ребенок взвизгнул, поскользнулся и с громким:
- Мяяяяяяяяяяяяф!- полетел прямиком в ванную, задев рукой еще несколько кнопочек и смахнув в джакузи ряд бутылочек, некоторые открылись.. Из стенок джакузи хлынул не слабый поток воды. На испуганного до состояния статуи мальца было без слез не взглянуть. Взъерошенный, уши торчком, хвост восклицательным знаком, руки судорожно вцепились в край ванной, голова в плечи, боясь выглянуть, чтоб не получить по фейсу очередной коварной струей взбесившегося унитаза. Щеки краснющие, глаза горят адским пламенем. Акира сам не заметил, как оказался по шейка в пенной воде, готовый к любым чудачествам техники.
Благо, тот кто планировал ванную, предполагал, что жильцы могут оказаться любителями выплескивать воду на пол, и в нем оказались проделаны отверстия, куда сливалась вся лишняя вода.

+2

20

Леон мельком взглянул на новый протянутый мальцом листок и ухмыльнулся.
-Почти угадал, bestiole. Я вампир, но не лилит. Моя раса называет себя киндрэт.- Флегматично ответил Тхорнисх.
Он с интересом наблюдал как малец копошится в шмотках. Выглядела чудо-зверушка при этом уж очень счастливой. Хотя это Осу не больно удивило. Тхорнисх прекрасно понимал что после того дерьма в котором мальчик жил до этого, подачки Осы для него кажутся дарами персидских шейхов. Как только звереныш направился в ванную, Леон занялся обустройство собственного места для сна. Он разложил кресло, бросил на него пару подушек и взял себе более тонкое одеяло. Оставив мальчику теплое. В ванной послышал шум, грохот, хлюпанье воды и кошачий мявк. Оса возвел очи горе и направился на звук. Открыв дверь, Тхорнисх сперва опешил. Прежде педантично разложенные вещи валялись везде и в хаотичном порядке. Оса нахмурился. Вода заливала пол и брызгала отовсюду от куда только могла. Фукко перевел взгляд на мальца. Но тот был настолько нелепым, напуганным и казалось озадаченным. Что Нахцеррет не выдержал и искренне рассмеялся.
-Мдаааа…- Леон угомонил шайтан-технику и присел на край джакузи.- Что я говорил про шум и беспорядок?- С наигранной серьезностью и выражением лица аля хмурый филин спросил Фукко. Но глаза вампира смеялись.- Ты сплошная проблема, Акира.- Леон резко поднял руку и также резко опустил ее вниз, замедлив движение за миллиметр от макушки мальчика. Пальцы осы почесали рысьи ушки.- Сейчас я тебя вымою. Просто помою. Ни чего большего. Я не прикоснусь к тебе как те мужчины. В этом плане ты мне не интересен. Так что встань.- Тхорнисх сам от себя не ожидал подобных слов. Но он сказал то, что сказал. Оса взял мочалку и мыло.
«Ох видел бы меня сейчас кто-то из знакомых, подумал бы что у него глюк. Леон Фукко старая Оса, панькается с мелким зверьком. Ну просто хохма столетия.»
Оса прикасался к мальчику довольно-таки бережно. Выглядел при этом Тхорнисх абсолютно спокойным, даже слегка флегматичным. Помыв звереныша Леон достал его из ванной и укутал в полотенце. Затем сам одел мальчика. Чтобы тот и со шмотками что-то не накосячил. Подхватив мальца одной рукой вынес его из ванной и уложил на кровать.
-Спи. Мы завтра вылетаем.- Оса лег на кресло. Решение покинуть Токио именно с наступлением следующей ночи было обдуманным. В московском загородном доме Леон мог оставить ребенка на попечение своей горничной, а не самостоятельно нянчится с ним. Оставшиеся же тут дела можно было решить и по телефону. Леон хлопнул в ладоши и свет погас.

Отредактировано Леон Тхорнисх (2011-11-20 19:59:45)

+1

21

Отчего-то Юки всецело доверял Леону. Он не мог этого объяснить и хоть и вздрагивал от его прикосновений, но все же не так, как в те моменты, когда к нему прикасались те уроды. «Он странный… Почему он обо мене заботится и совсем ничего не требует? Он считает меня обузой? Или зверюшкой? А может просто ему любопытно, чего из меня можно сделать?» Малец не сопротивлялся, когда мужчина его одевал, и нес в кровать, вот только даже после того, как свет погас, Акира не сумел сомкнуть глаза, он боялся вновь увидеть страшный сон. «Я не хочу спать, я не усну, я не смогу уснуть…Не хочу снова видеть тот ужас. Он сказал завтра улетаем.. А куда? Зачем? У меня появилась одежда! Он не хочет меня! Как я рад этому факту… А он странно красивый… Я вырасту и стану таким же! У него теплый смех… Вот бы не подумал..» Одна мысль перескакивала на другую, мягкая постель расслабляла затекшие мышцы. Юнец сам не заметил, как по комнате разнеслось его мерное мурлыканье, придавая помещению уют. Постепенно Юки все же провалился в забытье, ибо сном это странное состояние назвать было не возможно, однако мурлыканье не прекратилось.

+1

22

Любитель цветов!
Ты стал неприметным
Рабом сапфировой розы.

http://i5.pixs.ru/storage/1/5/6/victoriang_2292985_3387156.jpg

Глава 2.
Подмосковье. 4 года спустя.

Тхорнисх медленно поднимался по мраморным ступеням, ведущим в кабинет на втором этаже. Выглядел Фукко слегка уставшим. Вообще в последнее время Оса часто пребывал в крайне измотанном состоянии. Быстро раздражался и терял самообладание. Благо вне стен дома это проявлялось редко. Что ни как не сказывалось ни на репутации Фукко, ни на его работе. Больше всех влетало как обычно питомцу Нахцеррет. Леон так часто срывался на мальце что уже забыл, когда в последнее время называл его реальным именем. Он то придумывал ему нелепые прозвища, то сокращал данную ему в детстве кличку до одной простой буквы. Что весьма удивляла Тхорнисха так это то, что чем больше он рычал на пацаненка, тем больше тот старался заполучить его расположение.
Леон вошел в кабинет и буквально рухнул в кресло. Пальцы рывком развязали галстук и швырнул его на стол. Оса не любил галстуки и бабочки. Они казались ему собачьими удавками. Поэтому носил их француз крайне редко. Только тогда когда этого требовала ситуация.
Почувствовав приближение мальчика, Фукко иронично улыбнулся. Малец как всегда шустрил по ступенькам что бы встретить хозяина. Оса развернулся к двери лицом. Напустив на себя еще более мрачный вид. Его крайне забавляло поведение мальчика. Вообще за все то время что звереныш жил с Тхорнисхом. Оса ни разу не пожалел что оставил его при себе. Мальчик был послушным и много проблем не доставлял. Когда чуть подрос и пообвыкся, у него открылись определенные таланты. Которые Фукко поощрял. Иногда правда чудо-зверушка вела себя неадекватно. Но данное, происходило редко, в основном только в грозу. Когда мальчик был маленьким, Нахцеррет стойко терпел его припадки агрессии во время буйства природы. Когда стал чуть постарше, Леон начал выбивать из него эту дурь. С взрослением зверька началось и его обучение. Многому Оса учил мальчика самостоятельно. Странно, но временами он любил возиться со зверушкой. Вот как человек заводя собаку любит ее дрессировать, а после за удачное выполнение команды поощряет. Так и Оса вел себя с Акиро. За повиновение – плюшка. За непослушание – нагоняй. Схема работала безотказно. Со временем Леон привязался к мальчику и наложил первые три метки. С четвертой Нахцеррет не спешил. Ждал когда пацаненок подрастет.
В дверь робко постучали. Оса медлил с ответом, чувствуя что чем дольше он молчит тем больше малец напрягается и нервничает. А поглумиться таким вот макаром над зверьком Фукко любил. Еще один робкий стук в дверь.
-Ну входи. Чего трешься у двери?- Холодным как сталь голосом буркнул француз.

+1

23

Что такое четыре года? Для кого-то невыносимо большой промежуток времени, а для кого-то лишь одно жалкое мгновение… Для Акиры же это время стало пробуждением и вечном стремлением достать одну звезду, чтоб согреть ее своим теплом, но у этой звезды были шипы и колючки, что-то острее, что-то терпимее.
Через два года Леон поставил на нем три метки, видать изрядно насытившись мяуканьями разной тональности и не всегда удобными переписками. Теперь же звереныш имел возможность мысленной связи с мужчиной и ни капли об этом не жалел. Он так же замечал, какое удовольствие его кровь приносит Осе. Все подначки Хозяина, как бы это странно на выглядело, воспринимал всерьез, стараясь стать лучшим, в его глазах. В какой-то момент Акира начал замечать за собой, что непроизвольно начал засматриваться на Фукко чуть дольше чем надо и совсем уж не правильно. При том его пульс едва заметно учащался, отдаваясь эхом в сознании, а щеки от близости хозяина начинали розоветь.
Как бы странно это ни было, но хоть мальцу порой и было обидно от прозвищ и подзатыльников, но в нем проснулось упрямство. Юки хотел, чтоб Леон чаще хвалил его, и пусть как животное, но гладил поощрительно по голове.
То время, что дарил ему Оса, становилось несмотря ни на что бесценным и лучшим. Киндрэт не трогал его в непристойных местах, не унижал публично. И если уж совсем быть откровенным, то малец начал понимать, что колючки были какого-то рода защитной реакцией, на уже пробитую броню в идеальной защите мужчины от внешнего мира. Акира сам того не понимая, стал слишком близким и важным для этого холодного и неприступного мужчины.
Юки ощутил Леона еще на подъезде к дому, но не решился вот так бросить тренировку, и только достреляв обойму, малец поспешил покинуть тир и по лестнице взметнуться наверх, стараясь ступать максимально тихо. Первый робкий стук был как всегда проигнорирован, но звереныш от того не стал меньше волноваться. На второй наконец прозвучало разрешение войди и маленький уроганчик влетел в комнату, преодолел сопротивления воздуха и плюхнулся на попу, по детской привычке у ног мужчины, радостно заглядывая в глаза, и тут же проведя частичную трансформацию, выпустив ушки и хвост. «С возвращением, Хозяин.»

0


Вы здесь » Вольные Странники » Флэш-бэк » И в горечи сердце находит усладу